«СВЕТ — ЭТО ДЫХАНИЕ СЦЕНЫ…». Интервью с Евгением Ганзбургом

Елена Строгалева, fin-servis.ru, 11.07.2013
Евгений Ганзбург. Художник по свету. Работал в театрах: «Кукла», Всероссийское объединение «Творческие мастерские», театр Ларисы Малеванной, «Бурзачилло», «Сценические игры», ТЮЗ им. А. Брянцева, театр «На Литейном», Самарский академический театр драмы, Самарский ТЮЗ, Казанский ТЮЗ, новосибирский театр «Глобус», Молодежный театр на Фонтанке, театр им. Ленсовета, БДТ, «Балтийский Дом», Александринский театр, театр Комедии им. Н. Акимова, Белый театр, многочисленные разовые акции, техническое продюсирование инсталляций и перфомансов.

Сотрудничал с режиссерами: В. Смирновым, Г. Цхвиравой, А. Праудиным, А. Галибиным, Г. Козловым, В. Тумановым, Ю. Бутусовым, В. Пази, И. Рахлиным, В. Тыкке, Г. Васильевым, Ю. Васильевым, А. Прикотенко, В. Фильштинским, С. Каргиным, Д. Черняковым, В. Воробьевым, Т. Казаковой, В. Саркисовым, Н. Глазковым, В. Гвоздковым, С. Черкасским, М. Хусидом, А. Барнштейном.




Елена Строгалева. Где учат художников по свету? Можно ли «вырасти» в такого художника в недрах театра?

Евгений Ганзбург. Любая профессия требует какого-то обучения, ремесла. Мастерства каждый должен достигнуть (или не достигнуть) сам, а вот основы ремесла обязательно должны передаваться, и этого, к сожалению, нет. Театр — консервативный организм, который сохраняет внутри себя средневековую структуру, когда ремесло передается внутри цеха от человека к человеку. Это касается всего. Поэтому художники по свету и говорят: мы — ученики Кутикова, мы — ученики Синячевского. Но сейчас в театрах с кадрами сложно. Я не вижу большого количества людей, которым это интересно, а главное, я не вижу, чтобы люди могли нормально существовать в этой профессии, хотя бы финансово. У меня есть замечательный осветительский цех, с которым я работаю в театре Комедии. Но мои товарищи получают копейки. Я не очень понимаю, за счет чего они живут и как до сих пор не ушли. И так везде. Поэтому стоит другой вопрос: сохранение вообще каких-то кадров, потому что в театре важна преемственность, важна непрерывность процесса передачи мастерства. Именно оттого, что нет образования, очень важно чувство школы.


Е. С. Я понимаю про актерскую школу. А художники по свету…

Е. Г. Художников по свету на сегодняшний день практически не учат, это беда. Во-первых, у нас нет финансовой и производственной базы. Есть отдельные замечательные мастера, причем я думаю, что российские художники по свету — одни из лучших в мире. Отсутствие хорошей материальной и финансовой базы — это палка о двух концах. С одной стороны, это ужасно унижает, давит. С другой — стимулирует поиск. Поэтому я думаю, что те художники по свету, которые сумели преодолеть эти проблемы и активно работают, — художники очень высокого уровня. Они выжимают максимум из техники, из площадки. Некоторая скованность средств отчасти полезна. Когда я понимаю, что ограничен в возможностях, то начинаю думать о том, как свои ограниченные возможности использовать с максимальной выгодой для творческого процесса. Хотя, конечно, в нашей сфере деятельности мы очень зависим от таких вещей, как уровень аппаратуры, с которой работаем, уровень персонала, потому что я могу придумать все что угодно, но если у меня не будет технической возможности все это сделать, то все останется при мне. И я понимаю, что с нами трудно работать, потому что мы приходим на площадку — и начинается тяжелый разговор с директором театра: надо выделить деньги на светофильтр, надо купить такой фонарь, надо купить другой фонарь. А денег всегда нет. Хотя на самом деле они всегда есть. Просто директору театра очень трудно понять, почему фонарей всегда хватало, а теперь вдруг не хватает. Мне кажется, существует очень нехорошее заблуждение, что театр может существовать с одним актером, который выйдет, постелит коврик и гениально сыграет. Я что-то не видел такого театра. Редкое исключение — Гришковец, настолько он самодостаточен. Театр — это синтетическое зрелище, оно состоит из всего сразу: из актеров, из луча света, из пылинки в этом луче: все должно быть очень точно. Свет по своей природе — это энергия в чистом виде. Поэтому то, что мы делаем, есть насыщение пространства энергией. И в этом смысле мы помогаем актеру. Плохо, если он не может это поймать, не может использовать свет как партнерскую руку. Я знаю актеров, которые в этом живут, они ощущают свет. А иногда нет. К сожалению, этому актеров не учат. Хотя, кстати, еще Станиславский рассматривал свет как средство выразительности и насыщения пространства. С тех пор изменились технические средства, но почему-то эта мысль не стала очевидной даже для многих театральных людей.


Е. С. Мне интересно, насколько художник по свету является художником. Как осуществляется его самовыражение в такой зависимости от технического оснащения и при наличии стольких художественных воль?

Е. Г. А для меня вообще само явление театра удивительно. Собрались сто человек. У каждого свобода воли, свобода мысли и каждый тянет в свою сторону. Ну не может ничего получится. Их ничего не связывает, иногда они друг друга ненавидят. Редко кто-то кого-то любит. И вдруг получается спектакль. И зрители, может быть, даже заплачут или засмеются. Даже со мной, с циничным человеком как со зрителем, иногда что-то происходит. Редко, но происходит. Как и почему — понять в этой ситуации невозможно.


Е. С. Художник по свету подключается на завершающем этапе?

Е. Г. Вообще-то необходимо включаться в процесс на раннем этапе, когда художник начинает придумывать декорацию. Это всегда компромисс. Есть режиссер и есть художник — это уже проблема и уже конфликт. У художника по свету ситуация тоже непростая. Ко мне приходят два человека и говорят: «Давай сделаем спектакль». Ну, хорошо, сделаем. Но они-то уже держат в голове готовый образ. Во-первых, два этих образа не совпадают. Во-вторых, они не совпадают с образом, который увиделся мне. В-третьих, их образ, может быть, совсем неосуществим. Режиссер, да иногда и художник часто хотят, чтобы луч света доходил до актера, а дальше никуда не шел. Так, раз — и обрубился. И им не объяснить, что луч света идет только прямо, до упора, и уходит в бесконечность. Обрубить его невозможно, и если он дошел до актера, то будет и за актером, и тень будет, и никак не оторвать одно от другого. Но когда удается это сделать, понимаешь, что ты совершил какое-то чудо. Как? Кто его знает… Конечно, это очень интересно. Хочется полюбить этот замысел, полюбить людей, с которыми работаешь. Когда это случается, то работать легко. С каждым режиссером, художником этот процесс идет по-разному. Это всегда компромисс между собой, режиссером, сценографом, актерами. Актер живет вот так и вынуждает светить на него таким образом, а не иначе. Чтобы сделать нормальный свет, мне важно увидеть прогон спектакля. Не только для того, чтобы увидеть передвижения актеров по сцене: здесь точка, там акцент, а для того, чтобы понять, с какой энергией все это происходит, как они живут, действуют, разговаривают. Свет — это дыхание сцены, атмосфера, ритм действия, который связан с тем, как часто будет меняться свет, когда будет светло, когда темно, когда будет задан световой акцент… Мы заставляем это колесо крутиться вместе со всеми остальными.


Е. С. Но в последнее время сцепка сценограф — художник по свету, то есть визуальный образ спектакля, остается в памяти ярче всего…

Е. Г. То есть вы укоряете нас, что мы выделяем внешнюю сторону?


Е. С. Нет, просто пластический образ спектакля становится выразительней всего остального… Хорошо. Тогда насколько для вас искусство света самодостаточно?

Е. Г. Это сложный вопрос. Лично я на него однозначно ответить не могу и не хочу. С одной стороны, меня когда-то учили: давайте не будем выделяться светом, потому что свет — это атмосфера, мы должны быть чем-то вроде рамки вокруг картинки, мы должны подать актера… И это правильно. Но, с другой стороны, выразительность пространства — мощная вещь, и почему, собственно, она вторична? Ведь есть разные театры. Другой вопрос, что, может быть, в условиях такой выразительности пространства актер должен быть немного другим!


Е. С. Каким?

Е. Г. Не знаю, более пластичным, что ли. Я не говорю, что надо влезть на котурны, надеть маску. Но, может быть, в конечном итоге, надо что-то изменить в актерской школе? Вот спектакли Някрошюса — они предельно выразительны во всем: в пространстве, в свете, — но актер в них не теряется. Мы не должны вылезать на первый план. Но ведь это общий процесс. Если актер невыразителен, то что делать мне? Быть невыразительным? Пускай он будет выразительнее! Мы же работаем на него, мы же его подаем! Точно так же можно сказать, что костюмы — супер, а актеров в них не видно. Я этого не понимаю — костюмы-то супер!


Е. С. Но вы себя мыслите как художника, который может работать вне театра?

Е. Г. Когда-то в ранней юности мы делали разнообразные этюды: свет из окна, натюрморт. Только свет и какая-то условная декорационная основа: это могли быть стеклянные шары, тряпочки разной фактуры. И мы с помощью света пытались трансформировать структуру одной ткани в структуру другой — так, чтобы мешковина казалась бархатом. Сделать из стеклянных шаров натюрморт, который вызывал бы ассоциацию с фруктами, или передать какое-то настроение. Это очень интересная работа, но она интересна именно как эксперимент, как тренировка, как этюд. Это не результат. Идти с этим к зрителю мне, например, не очень интересно. Это гораздо более простая задача, чем когда в декорацию помещается живой человек. Одна задача — высветить и подать пространство, а другая задача — высветить там еще и человека. Это две задачи, которые сразу противоречат друг другу, потому что это совершенно разные предметы: неживое и живое. Актер, который бегает, нервничает, исторгает из себя какой-то поток слов, и пространство, где он существует, — мы их и связываем воедино энергетической связью. Это очень непростая вещь. Можно высветить замечательную картинку — красиво до невозможности, выходит туда актер, и непонятно, что с этим дальше делать, актеру там существовать невозможно. Красивую картинку в принципе сделать легко. Это вообще не задача. А создать такую ситуацию на сцене, которая бы помогала зрителю двигаться внутри сюжета спектакля, а спектаклю двигаться внутри актерской труппы и дергать за ниточки зрителя, — вот это наша задача. Мы и дергаем зрителя за нитки его эмоций. 


Е. С. А насколько вы знаете азбуку этих эмоций…

Е. Г. Да не надо об этом думать. Ведь мои эмоции, в общем, совпадают с эмоциями зрителей. Этих книжек написано множество: красный, голубой, оранжевый… Когда работаешь, то об этом не думаешь. Это можно проанализировать позже. Не в этом дело. Просто хочется вот так — и делаешь вот так. Конечно, держишь в голове какие-то вещи, но… На самом деле, для нас существует другая проблема — костюмы. Беда в том, что часто они появляются в последний день. А они очень многое определяют — и для актеров, и для нас, потому что это та скорлупа, в которой актеры существуют, они прячутся за костюм, и хочется, чтобы костюм вдруг заиграл. Учесть все нюансы очень сложно: какая ткань, как она берет свет, как она трансформируется под направленным светом. Костюм шили при дневном свете, вышли на сцену, а там цветной свет — и все, костюм совершенно другой. Как это все учесть? А бывает, что актрисе дают огромную в диаметре шляпу за день до премьеры. Она выходит…


Е. С. И на лице тень…

Е. Г. Да какая там тень! Мне говорят: «Ой, а где же у нее лицо?» Что мне им сказать? Где вы были раньше с такой шляпой? Потому что такую шляпу можно светить, только прикрепив к ней фонарик или расставив снизу огромное количество приборов, которые будут ловить актрису в каждой точке.


Е. С. А в каком пространстве вам интереснее работать: в большом или малом?

Е. Г. Все интересно. В малом пространстве можно добиться гораздо большей выразительности. За счет того, что зритель сидит очень близко к актеру, можно лепить такие объемы, такие пространственные вещи, которые никак не удаются на большой сцене. Это позволяет играть светотенями, доводить локализацию до предела, делать выразительные, красивые вещи. Это как тихий, спокойный разговор, когда не надо напрягать голос. Я разговариваю с человеком, видя его глаза. Но надо работать очень точно, грязь спрятать некуда. Но зато, если удается достичь этой точности, это прекрасно. Можно играть со световыми бликами, с отражениями, когда играет каждый лучик. Малая сцена всегда позволяет работать очень графично. Вообще я люблю малую сцену. Большой зал — это другая история. Энергии на большой зал может не хватать. Возникает серьезная проблема: с первого и с последнего ряда — очень разная видимость. Люди, которые сидят на последнем ряду, видят совершенно другой спектакль, чем те, кто сидит на первом. Я уже не говорю по ДК Горького, где на последнем ряду балкона возникает боязнь открытого пространства, а сцену видишь перед собой, как будто ты смотришь не на сцену, а на стену противоположного дома. Но в хороших больших сценах — там другое здорово: даешь луч откуда-нибудь издалека, из угла, он прорезает всю эту сцену — и от этого такой кайф! Ты вдруг оказываешься в безграничном пространстве. На малой сцене этого не сделать. На малой сцене мы оказываемся в безграничном пространстве человеческих эмоций, потому что вот она — человеческая эмоция, вот — живой человек, до него дотронуться можно. А в пространстве большой сцены возникает иллюзия бесконечности, и это захватывает. Это просто два разных театра. По-разному работаешь, по-разному осваиваешь пространство. Это требует совершенно разных электрических мощностей, разных приборов, разных приемов работы с этими приборами. Но суть от этого не меняется.


Е. С. Меня всегда волнует вопрос сопряжения технологии и творчества. Вы ощущаете конечный набор приемов, который возможно использовать? Он существует?

Е. Г. Что считать приемом, а что не считать приемом? Вокруг актера, вокруг сцены 360 градусов пространства. В принципе, источник света может быть расположен в любой точке и луч может быть послан в любом направлении. Я про мастерство вообще ничего не понимаю. Просто хочется в каждый момент актера осветить так или эдак, вот, собственно, и все. Если говорить просто, наша задача сводится к организации пространства, его подаче и к созданию видимости актера. То есть мы должны организовать пространство таким образом, чтобы оно соотносилось с сюжетом, с действием, с энергетикой, с посылом, с объемом, с дыханием. И вместе с тем, мы, вообще-то, должны актера полюбить и его на тарелочке зрителю подать.


Е. С. Я про приемы не просто так спросила. Ведь существуют разные творческие манеры художников по свету. То есть, придя в зал, я смогу отличить свет Г. Фильштинского от Е. Ганзбурга. В чем заключается творческая манера того или иного художника?

Е. Г. Вот вы и анализируйте. Мне сложно об этом судить. Я не знаю своей творческой манеры, мне как раз интересно работать по-разному. Я не знаю, насколько это удается. Нам приходится работать с различными художниками. У них у всех разная творческая манера и разные критерии. И, в общем, они все хотят добиться разного результата. И хорошо! Я же стараюсь поймать творческую манеру художника, пытаюсь, чтоб моя, как вы говорите, творческая манера стыковалась с творческой манерой того сценографа, с которым я работаю. В этом смысле я как раз не за самодостаточность, хотя, конечно, никуда не спрячешься. Я хочу, чтобы мы вместе шли к результату, чтобы был диалог. Надо сказать, что это не всегда удается. Если пространство мне неинтересно, то я и сделать там ничего не смогу.

Актер год думает над ролью. А мы должны за неделю (хорошо, когда за неделю, а то и за два дня) что-то слепить. Так не может быть. Это тоже должно созреть, склеиться. Например, очень важна точность световых переходов — это ритм, дыхание. На то, чтобы человек, который сидит за пультом, вовремя нажимал кнопки, нужно потратить очень много времени, надо, чтобы человек впитал в себя спектакль. Это очень серьезная вещь. Поэтому к творческой манере я отношусь с известной долей иронии. 


Е. С. А не обидно, что профессиональные люди, которые пишут, к примеру, о работе сценографа, словно забывают о световой партитуре…

Е. Г. Конечно, обидно. Но сейчас, например, выходит журнал «Империя света». Жаль, конечно, что нет приличных современных книг по театральной технологии вообще и по свету как таковому. Замечательная книга (И. О. )Извекова 1940-го года издания является лучшей книгой, анализирующей театральный свет. На сегодняшний день ничего лучше на русском языке не издано. Есть отдельные брошюрки. Не существует даже, что само по себе смешно, нормальной проектной школы театрального света. То есть все, что проектируется нашими проектными институтами, как правило, не выдерживает критики, поэтому при проектировке каких-то театров приходится очень плотно работать с этими институтами, пытаться им диктовать какие-то свои условия, иначе все будет очень плохо.


Е. С. Скажите, вообще возможно зафиксировать свет спектакля для истории?

Е. Г. В первую очередь это необходимо делать не для истории, а для эксплуатации спектакля. В принципе, сейчас существуют компьютерные программы, позволяющие свет зафиксировать. Другой вопрос, что для нашего, российского театра это все очень дорого и у нас этого нет. И вот спектакль не играется год, потом его начинают реанимировать — и все, это катастрофа, никто ничего не помнит. Записи очень приблизительные. А все должно быть замерено, зафотографировано, запротоколировано. На самом деле, надо просто потратить на это время. В принципе, хорошая культура сохранения световых партитур и, следовательно, спектаклей существует в Мариинском театре.


Е. С. Что самое радостное в вашей работе?

Е. Г. Ощущение удачи. И еще — я благодарен людям, с которыми работаю, я уважаю и люблю их — осветителей разных театров в разных городах. Это очень светлые люди. Хочется, чтобы им жилось лучше и богаче.


Е. С. А плохое?

Е. Г. Хамство, жульничество, непорядочность, ложь вообще отвратительны, а в театральной жизни — вдвойне. Очень тяжело сталкиваться с ними, как, например, в ситуации с дирекцией ТЮЗа им. А. Брянцева.


Е. С. Последний вопрос. Любите ли вы свою работу?

Е. Г. Иногда нет.


Е. С. Почему?

Е. Г. Потому что иногда себя не любишь.



Оригинал материала



Другие ссылки

2016

Коли рожа крива, Константин Щербаков, «Театральная жизнь», 05.2016
«Великий комбинатор», Алла Шевелева, Театральная афиша, 05.2016
Почистить душу… или Вчера я была на спектакле…, Мария Романушко, отзыв зрителя, 24.04.2016
Игра продолжается, Наталья Старосельская, газета «Трибуна», 04.2016
Предновогодний юбилей, Кира Алексеева, газета «Трибуна», 7.01.2016

2015

ЛЕВИТИНУ к 70-летию, Юлий Ким, 27.12.2015
Все счастливо сошлось, Александр Ешанов, альманах-газета «Информпространство», № 191, 23.11.2015
На Новом Арбате откроется «Эрмитаж», Светлана Баева, Московская перспектива, № 41, 16.11.2015
Отправляясь на оперетту, вспомни гимн СССР, Любовь Лебедина, Трибуна, 10.09.2015
О премьере театра Эрмитаж «Прооперетту», Екатерина Наркевич, newsmcs.ru, 9.09.2015
«Положение отчаянное – будем веселиться», Наталья Старосельская, Трибуна, 13.08.2015
«Оперетта» в «Эрмитаже», Михаил Левитин, Специально для сайта, 19.02.2015

2014

Король в детской, Юлия Арсеньева, Театральная афиша, 23.10.2014
Будоражащее театроведение, Анастасия Арефьева, Экран и сцена, 29.08.2014
О детях и шутах, Наталья Ионова, Театрон, 29.08.2014
Безумная власть плодит безумцев, Любовь Лебедина, Трибуна, 28.08.2014
Шекспир глазами эксцентрика, Роман Должанский, Газета Коммерсантъ, 26.08.2014
«ЛИР король», Екатерина Наркевич, Интернет-издание newsMCS. ru, 25.08.2014
Над «Лиром» больше не заплачем, Елизавета Авдошина, Театральный портал CHEKHOVED, 24.08.2014
Лучшие театральные спектакли Москвы для детей, Светлана Бердичевская, фрагмент статьи из блога COZY MOSCOW, 1.04.2014
Мольер «Тартюф». В Школе клоунов, Елена Губайдуллина, Театральная афиша, 04.2014
Необыкновенный человек. Интервью с Элиасом Файнгершем, Дмитрий Хованский, специально для сайта, 03.2014
Это не спектакль, это Шекспир. Интервью с Михаилом Левитиным, Дмитрий Хованский, специально для сайта, 03.2014

2013

О постановке «Мокинпотта», Ирина Волкова, специально для сайта, 12.2013
Воспоминания о будущем спектакле. Интервью с Алексеем Левинским, Дмитрий Хованский, Специально для сайта, 25.11.2013
О Владимире Высоцком вспоминает Михаил Захарович Левитин, Марк Цибульский, для сайта «Владимир Высоцкий. Каталоги и статьи», 14.11.2013
«Именно сегодня», интервью с Сергеем Олексяком, Дмитрий Хованский, специально для сайта, 2.11.2013
Театр Эрмитаж. Е. Шварц. «Моя тень», Юлия Арсеньева, Театральная афиша, 11.2013
Теневая сторона, Анастасия Павлова, Театрон, 18.10.2013
РазноЛИКующий Зощенко В «Школе Клоунов», Ирина Озёрная, Post.Scriptum.ru, 15.10.2013
Вспоминая Виктора Гвоздицкого, ч.2, Екатерина Варченко, Дмитрий Хованский, Специально для сайта, 30.09.2013
Вспоминая Виктора Гвоздицкого, ч.1, Екатерина Варченко, Дмитрий Хованский, Специально для сайта, 30.09.2013
Евгений Редько играет две главные роли в премьере театра «Эрмитаж» по пьесе Евгения Шварца «Тень», Марина Тимашева, программа «Закулисье» на радио «Голос России», 26.09.2013
Что такое детство?, Галина Шматова, АФИША@MAIL. RU, 16.09.2013
…Когда речь идет о чуде, Ася Иванова, Вечерняя Москва, 9.09.2013
Сердечная достаточность, Галина Шматова, АФИША@MAIL. RU, 9.09.2013
ТЕНЬ, ЗНАЙ СВОЕ МЕСТО, Геннадий Демин, газета «Трибуна», 29.08.2013
Ну и чертово время!, Мария Седых, журнал «Итоги», 26.08.2013
«Моя тень», репортаж о предпремьерном показе, Новости культуры, Телеканал Культура, 21.08.2013
Чертово время, Алена Данилова, АФИША@mail.ru, 21.08.2013
«СВЕТ — ЭТО ДЫХАНИЕ СЦЕНЫ…». Интервью с Евгением Ганзбургом, Елена Строгалева, fin-servis.ru, 11.07.2013
Интервью с режиссером Андреем Тупиковым, Дмитрий Хованский, специально для сайта, 9.05.2013
Приказано помнить, Мария Седых, Итоги № 15/879, 15.04.2013
Евгений Шварц. Попытка биографии, Дмитрий Хованский, Специально для сайта, 3.04.2013
В театре «Эрмитаж» открылась Школа клоунов, Телеканал Культура, Новости культуры, 19.03.2013
В Москве открыли Школу клоунов, Сусанна Альперина, «Российская газета», 17.03.2013
У Ваксы тоже есть сердце, Любовь Лебедина, «Трибуна», 30.01.2013
Линии судьбы попутчика Занда, Ирина Озёрная, предисловие к изданию: Олеша Юрий. Зависть. Три Толстяка. Воспоминания. Рассказы. — М. : Эксмо, 2013

2012

«Мир делится на клоунов рыжих и белых», Интервью Виктора Борзенко с Михаилом Левитиным, Новые известия, 12.12.2012
Наталья Казьмина. 17 статей о театре, Дмитрий Хованский, специально для сайта, 28.11.2012
Честная авантюра в Эрмитаже, Александр Чигров, «Театрон», 1.11.2012
«Мы пережили с ней все, что можно пережить в театре», Михаил Левитин, сайт журнала «Театрал», 23.09.2012
Путь в историю, Алла Михалёва, «Экран и сцена», 18(995), 09.2012
Парижская жизнь театра «Эрмитаж», Марина Тимашева, Радио Свобода, 22.08.2012
Сбор труппы и открытие сезона. Постпресс-релиз, Литературно-драматическая часть театра, 20.08.2012
ПЕТР ФОМЕНКО, Михаил Левитин, Журнал ЛЕХАИМ, 14.08.2012
Право на Театр. Хроника лета 1993 года, Дмитрий Хованский, сокращенный вариант опубликован в «Литературной газете», выпуск № 26 (6374), 27.06.2012
Сезон закончился. Да здравствует сезон!, Дмитрий Хованский, Специально для сайта, 25.06.2012
«Я состоялся как клоун», Елена Владимирова, РусскийМир. ru, 06.2012
Завтруппой — образ жизни, Ирина Вакарина, Страстной бульвар, 10. Выпуск № 8-148/2012, рубрика «Монолог», 06.2012
Маленький спектакль про маленьких людей, Анастасия Томская, Афиша mail.ru, 6.04.2012
Б. Брехт. «Кураж», Алиса Никольская, Театральная афиша, No. 4, 04.2012
«Аксенов. Довлатов. Двое»: жизнь в миниатюре, Наталья Витвицкая, Ваш Досуг, 21.03.2012
На чужом черновике, Интервью Л. Костюкова с М. Левитиным. Полит. ру, 21.03.2012
Кураж, шардам, Эрмитаж, Владимир Колязин, Независимая газета, 29.02.2012
России снова понадобился Брехт, Любовь Лебедина, Литературная газета № 7 (6358), 22.02.2012
«Он предлагал…», Наталья Старосельская, Трибуна, 21.02.2012
Кончилось ли время Брехта? Стенограмма дискуссии, Валерий Семеновский, Дмитрий Хованский, Специально для сайта, 20.02.2012
Батальное Полотно О Любви И Счастье, Ирина Озёрная, Post.Scriptum.ru, 16.02.2012
Чтобы выжить, необходимо счастье, Вера Копылова, Московский Комсомолец № 25869, 15.02.2012
Главная роль. Михаил Левитин, Телеканал культура, 13.02.2012
История матери и актрисы, Анастасия Томская, afisha.mail.ru, 13.02.2012
Кураж Левитина, Марина Тимашева, Радио Свобода, 13.02.2012
«Кураж» в «Эрмитаже». Впечатления-3, Записала И. Волкова. Видеосъемка А. Кириллиной, 10.02.2012
«Кураж» в «Эрмитаже». Впечатления-2, Записала И. Волкова. Видеосъемка А. Кириллиной, 10.02.2012
«Кураж» в «Эрмитаже». Впечатления-1, Записала И. Волкова. Видеосъемка А. Кириллиной, 10.02.2012
Театр Брехта в Германии и России: традиции и новаторство, Видеомост Москва — Берлин. РИА Новости, 7.02.2012
За что «засушили» Бертольта Брехта?, Владимир Анзикеев, Deutsche Welle, 7.02.2012
Россия и Германия: взгляд на Брехта, Елена Андрусенко, Радио «Голос России», 7.02.2012
«Кураж» в «Эрмитаже», Телеканал Культура, Новости культуры, 1.02.2012
Интервью с Е. Варченко перед премьерой спектакля «Кураж», Алла Шуленина, Специально для сайта, 01.2012
На своих двоих / «Двое» (Театр «Эрмитаж»), Геннадий Демин, «Страстной бульвар, 10», № 1-151, 2012
Памяти Наташи Казьминой, Валерий Фокин, Адольф Шапиро, Михаил Левитин, Дмитрий Крымов, Вопросы театра, 1-2 (вып. XI), 2012

2011

Хочется понять…, Татьяна Шах-Азизова, «Экран и сцена» № 23 (976), С. 3, 12.2011
Прощай, Наташа, Марина Токарева, Новая газета, № 133, 28.11.2011
О ЛЮБЕ, Михаил Левитин, 28.11.2011
О Наташе, Валерий Семеновский, Специально для сайта, 27.11.2011
Памяти Натальи Юрьевны Казьминой, Фотоколлаж Е. Варченко, Youtube, 30.10.2011
О жанрах различных замолвите слово, Елена Колтунова, Порто-Франко. Номер 38(1085), 7.10.2011
Прошел театральный фестиваль «Встречи в Одессе», Наталья Старосельская, Газета «Трибуна» № 39, 6.10.2011
Михаил Левитин: Мне не нравилось, как Высоцкий играл, Снежана Павлова, Известия в Украине, 25.09.2011
На гастроли с грузовиком, Максимилиан Мюллер, Der Sonntag, 18.09.2011
«Встречи в Одессе» завершились победой Мельпомены, Мария Гудыма, Таймер Одесса, 12.09.2011
Московский Театр Эрмитаж в Германии, сентябрь 2011, Фотоколлаж Е. Варченко, Youtube, 09.2011
Московский Театр Эрмитаж в Одессе, Фотоколлаж Е. Варченко. Youtube, 09.2011
Друг других, Мария Седых, «Итоги», № 28, 11.07.2011
«Неладно что-то в Датском королевстве…», Татьяна Москвина, Аргументы Недели, 29.06.2011
Реконструкцию театра «Эрмитаж» в Москве отложили, Недвижимость Москвы и Подмосковья, 24.05.2011
Не стреляйте в мецената, Лейла Гучмазова, Итоги, № 19 / 778, 9.05.2011
«Эрмитаж» в поисках Компромисса, Антонина Крюкова, Трибуна, № 16, 28.04.2011
Что было, что будет, чем сердце успокоится, Григорий Заславский, Независимая газета, 21.04.2011
«Эрмитаж» готовится к ремонту, Зинаида Курбатова, Вести-Москва (видео), 16.04.2011
Департамент культуры не готов надуть театр «Эрмитаж», Григорий Заславский, Вести ФМ, 15.04.2011
«Эрмитаж» теряет дом?, Лиля Пальвелева, Радио Свобода, 14.04.2011
Зачем тебе «Эрмитаж»?, Виктор Шендерович, Ej. ru, 13.04.2011
«Поживете у друзей», Александр Черный, Новая газета, № 39, 13.04.2011
Театр «Эрмитаж» оказался перед угрозой закрытия, Радиостанция «Эхо Москвы», 12.04.2011
«Где так вольно дышит человек…», Наталья Старосельская, «Страстной бульвар, 10». Выпуск № 6-136/2011, рубрика «Премьеры Москвы», 04.2011
Настоящие яблоки, Анастасия Ефремова, Планета Красота, № 03-04, 2011, 04.2011
Враги народа в «Эрмитаже», Любовь Лебедина, Трибуна, 31.03.2011
Яблоки против жести, Наталия Каминская, Газета «Культура» № 7 (7767), 3 — 16 марта 2011 г., 03.2011
Топ-10: самые обаятельные и привлекательные, Наталья Витвицкая, VashDosug.RU, 17.02.2011
Станиславский, Ивонна и «…эти суки», Марина Токарева, «Новая газета», № 11, 2.02.2011
«Будденброки» и другие, Мария Седых, «Итоги», № 5, 31.01.2011
«Факультет ненужных вещей» Юрия Домбровского в театре «Эрмитаж», Марина Тимашева, Радио Свобода. «Поверх барьеров — Российский час», 27.01.2011
«Меня убить хотели эти суки»: рецензия редакции, Алена Данилова, Ваш досуг, 20.01.2011
Большая проза на небольшой сцене, Александра Черепнина, Вести-ТВ, 19.01.2011
Михаил Левитин. Адвокат униженных и оскорбленных, Любовь Лебедина, Трибуна, № 1. 13-19 января 2011, 13.01.2011
Школа переживания по Михаилу Левитину, Вера Калмыкова, Специально для сайта театра «Эрмитаж», 01.2011

2010

Непокорный, несхожий, другой, Алена Карась, Российская газета — Федеральный выпуск № 5374 (295), 29.12.2010
Церковь Белой овцы, Ирина Озёрная, Независимая газета, 29.12.2010
МИХАИЛ ЛЕВИТИН: Живу в мире, освобожденном от текущего момента, Наталия Каминская, Культура, 23 декабря — 13 января 2011, 23.12.2010
Жизнь в вопросах и восклицаниях, Литературная газета, 22.12.2010
Юбилеи Даниила Хармса и Михаила Левитина, Ирина Озёрная, Страстной бульвар, 10. Выпуск № 4-134/2010, рубрика «Юбилей», 12.2010
Равенства не надо: Александр Володин, Вячеслав Огрызко, Литературная Россия, № 45-46, 12.11.2010
Левитин и придуманный им театр, Радио России — Вольный слушатель, 25.10.2010
Российский «Эрмитаж» на белорусской сцене, Белтелерадиокомпания. Новости: Культура, 10.10.2010
Эффектный маскарад, Валентин Пепеляев, «СБ-Беларусь Сегодня» — Культура, 9.10.2010
Михаил Левитин: Чего я хочу, Наталья Казьмина, Журнал «Вопросы театра», 2010, № 3-4, 10.2010
Поклонникам Мельпомены посвящается, Татьяна Ларина, Таганрог.SU, 15.09.2010
Королева Маша, “Story”, № 9, 09.2010
Михаил Левитин в программе «Дифирамб», Сергей Бунтман, Михаил Левитин, Радио «Эхо Москвы», 11.07.2010
Revival of 1920s Satirical Writer Lacks Punch, John Freedman, The Moscow Times,11 March 2010, 11.03.2010
Не надо басен, Наталия Каминская, Газета «Культура», № 7-8 (7721), 4-7 марта, 2010, 4.03.2010
«Кто автор этого безобразия?», Письмо от зрителя, 03.2010
Кто автор «безобразия», Борис Поюровский, «Российская газета» — Федеральный выпуск № 5119 (40), 26.02.2010
«Кто автор этого безобразия?». Автор — Николай Эрдман, Телеканал «Культура»: Новости культуры, 8.02.2010
Вечер «Наш Чехов», Телеканал «Культура»: Новости культуры, 27.01.2010
150 лет со дня рождения Чехова, Григорий Заславский, Радио «Вести ФМ», 26.01.2010
Гражданин мира, Павел Басинский, «Российская газета» — Центральный выпуск № 5089 (10), 21.01.2010
«Чехов понятен каждому, особенно женатому», Елена Рыбакова, Журнал «Огонёк» № 2 (5112), 18.01.2010
Левитин М. «Таиров». М. : «Молодая гвардия», 2009. Серия «ЖЗЛ», Наталья Старосельская, Газета «Культура». № 1 (7714), 14-20 января, 2010, 14.01.2010
Рейтинг идеализма равен нулю, Валерий Семеновский, Марина Заболотняя, Театральный Петербург, № 1, 01.2010
Родовитый космополит, Павел Руднев, ЛЕХАИМ январь 2010 Тевет 5770 — 1(213), 01.2010