Азеф в «Эрмитаже»

Михаил Левитин обещает немножко возбудить зрителя

Наталья Уварова, Независимая газета, 28.03.2003
28.03.2003 | В конце марта в театре «Эрмитаж» пройдет премьера спектакля «Анатомический театр инженера Евно Азефа». Автор пьесы и постановщик — Михаил Левитин. Накануне премьеры режиссер дал интервью корреспонденту «НГ».

 — Михаил Захарович, в последнее время имя Азефа на слуху. Сделан сериал, появилась телепередача. Чем обусловлен ваш интерес к этой исторической личности?

 — Я прежде всего отвечу на вопрос, почему вообще в обществе появился интерес к фигуре Азефа. Причина — терроризм. В контексте тотального терроризма, в котором пребывает мир, появляется цель понять психологию человека, способного изобретать чудовищные и предельно сложные схемы уничтожения противника. Исследователи с большим интересом констатируют его двойственную сущность. Это действительно уникально в истории, но не настолько же уникально, чтобы все вдруг взялись и стали заниматься Азефом. Тем не менее Азеф действительно, как написали в недавно вышедшей в Америке книге, — самая большая загадка ХХ века. Для меня загадка, если говорить о конкретной биографии этого человека, была только одна — почему его не убили. Мало того, что он был приговорен к убийству своей партией, мало того, что он мог быть убит и охранкой, мало того, что его все видели и с ним беспрерывно сталкивались уже после разоблачения на курортах люди вооруженные, наделенные правом казнить Азефа, но никто его не убил. ..

С давних пор меня чрезвычайно интересуют судьбы авантюристов. Есть авантюристы первого плана. Вероятно, Наполеона считают таким авантюристом, если говорить о ярчайшем примере, может быть, даже Ленина. Но есть великие авантюристы второго плана, те, которые, собственно, игру и ведут. Интересным оказалось, что этот самый Азеф со временем из простого агента охранки и из начальника боевой дружины эсеровской партии превратился в главную фигуру российского государства, контролирующую взаимоотношения революции и государства. Эти люди меня интересуют как олицетворение зла в разных его проявлениях. Интерес у человечества ко злу так велик, что, пожалуй, значительно превосходит интерес к добру, тут нет никакого сомнения. У многих читающих мою пьесу и увидевших спектакль создастся впечатление, что я на стороне Азефа и ему подобных. Я могу твердо уверить — я не на стороне Азефа, не на стороне тех, кто против Азефа. Я ни на чьей стороне. Мне просто очень интересно, когда такая волна зла окажется, я надеюсь, понятной тем, кто будет смотреть, и, может быть, мотивированной до оправдания. До оправдания этого самого зла в данной конкретной ситуации. А, может быть, не только в данной конкретной.

 — Почему Азефа вы сделали героем пьесы, а не прозы?

 — Есть жизнь, состоящая из поступков. Жизнь Азефа — это ряд поразительных, ярчайших, сложных, противоречивых поступков. Погружаться в душу Азефа, описывать ее или воссоздавать ее в прозе, мотивировать его душевные переживания мне бы совершенно не хотелось. И даже если бы я погрузился, это был бы целый ряд импульсов, еще не понятных и не переведенных на русский слов. Мне было бы очень трудно мотивировать. В этом смысле пьеса и спектакль — идеальны для данной фигуры. Достаточно показать, правильно показать, чтобы зритель понял про него многое. Не говоря о том, что ты отдаешь Азефу, как и каждому герою, детали своей биографии, какие-то вещи, прибереженные для других героев, подчас, может быть, даже для прекраснодушных героев. Вообще пьесы об авантюристах — жанр, который я буду продолжать делать, так как это люди поступка, а я воспринимаю театр как — конкретно — цепь поступков, совершенных живыми людьми-актерами перед живыми людьми-зрителями.

 — Вы актера для Азефа искали долго?

 — Поначалу мне хотелось, чтоб это играл Калягин. Он может это сыграть, не вызывая протеста у зала, и физически, фактурно они совместимы. Понятно, что он плохо не сыграет. Но я ему пьесу так и не показал. И возникла идея дать эту роль артисту, который сыграть безусловно сможет, хотя у него более сложная актерская репутация, совсем другая, чем у Калягина. Он довольно много играл злодеев и людей плохих. Но в то же время играл и людей, вызывающих громадную симпатию. Одним словом, человека, не впрямую подходящего на роль Азефа, но индивидуальность страстная, даже если будет между ним и Азефом некий зазор, некое пространство, это будет только хорошо для зрителя. Абсолютной идентификации актера и образа быть не должно, иначе все просто поседеют, все просто с ума сойдут. Это Юрий Беляев, я с ним уже работал — тоже немаловажная причина — над «Живым трупом» и над «Белой овцой» и вполне знаю и понимаю его возможности.

 — Как он воспринял ваше предложение?

 — Очень хорошо. Меня это по двум причинам порадовало. Во-первых, я нашел исполнителя. Во-вторых, он, с его довольно изысканным литературным вкусом, с его хорошим кругом книг, друзей, и ушедших, и ныне живущих, с удовольствием перебирает в себе этот текст, с удовольствием его произносит и верит в его реальность и убедительность.

 — Вы прогнозируете зрительский интерес?

 — Я в последнее время не понимаю абсолютно, чем развлекается наш зритель. У меня такое ощущение, что если бы сейчас показывали бои гладиаторов, он бы развлекался этим в первую очередь, причем не всегда палец был бы вверх. Зритель смотрит очень злые, очень недобрые представления, развлекается гладиаторскими боями. В данном случае зрелище, я думаю, будет для него уникально детективное, с массой поворотов и внутри человека, и внутри сюжета. Надеюсь, развлечений будет более чем достаточно. Но согласится ли зритель с какими-то вещами — не знаю. Думаю, что нет. Но это хорошо, он будет немножко возбужден.

Другие ссылки

Юрий Беляев: Могу себе позволить быть капризным, Людмила Хлобыстова, RUTV. ru, 29.10.2010
Ночной полет с Андреем Максимовым, Андрей Максимов, ТВ Ночной полет, 29.04.2007
Драматургические игры режиссера Михаила Левитина, Геннадий Демин, Театральная жизнь, 2004, № 3, С. 55-56, 2004
Рабы Азефа, Наталья Казьмина, Газета «Дом Актера», 1.06.2003
Михаил Левитин. Мотивчик, Наталья Казьмина, Театр, 04.2003
Азеф в «Эрмитаже», Наталья Уварова, Независимая газета, 28.03.2003