Владимир Владимирович и черный пиар

Юлия Черникова, Утро.Ру, 9.11.2006


Исполинская фигура Маяковского как нельзя лучше подходит для театральных постановок. Поэт, совместивший ритм политических лозунгов, энергию страсти и историю веры и заблуждений российского XX века, хорошо поддается языку образности и пластики. Не удивительно, что Михаил Левитин, художественный руководитель театра «Эрмитаж» и любитель поэзии, давно задумал поставить по нему спектакль. Фраза «Вошла ты резкая, как „нате“» не давала покоя режиссерскому воображению. И вот постановка спектакля «О сущности любви», включающая любовную лирику, фрагменты поэмы «Владимир Маяковский» и протоколы допросов по делу смерти поэта, состоялась. Театральная проекция поэтического мира Маяковского на фоне красно-синих декораций (художник — Гарри Гуммель) получилась в полном соответствии с породившей ее фразой резкой и наглядной. А также нервной, хриплой и истошной.
Театральное действие происходит одновременно в двух реальностях. Во-первых, в обыденном, устало-равнодушном, неэстетическом измерении человеческой жизни. Здесь два следователя (в точно найденном бесстрастном исполнении Юрия Амиго и Геннадия Храпункова) размеренно зачитывают следственные материалы. Маяковский предстает в них «трупом господина Маяковского», а его стихи — дополнениями к делу. Здесь вспоминают Маяковского три его возлюбленные — кукольная Вероника Полонская (Ольга Левитина), грубоватая и нервная Лиля Брик (Ирина Богданова) и высокомерная Татьяна Яковлева (Катя Тенета), для которых он стал главным событием их жизней, наполнившим их смыслом и страданием. Во втором действии они повторяют свои монологи, став тремя скукожившимися жалкими старухами.

Вторая реальность — это реальность поэтического слова, которое по известному замечанию предназначено «жечь сердца людей». И тут возникает недоумение. Режиссер, словно не доверяя горючим свойствам слова, решает визуально продублировать поэтические метафоры и тропы. Повторение вместо интерпретации, ассоциации и концепции, право, не лучший ход. На сцене появляются какие-то дикие персонажи, декламирующие стихи Маяковского, неизменно поднимая подбородок и грозно сверкая глазами. Они зажигают свечи, стройно маршируют, прислушиваются к фонограмме цоканья каблуков Незнакомки и много курят, изображая, как «дым табачный воздух выел». Зрители почему-то проникаются кашлем, а не красотой поэтического слога. Талантливый актер Арсений Ковальский весь спектакль тщательно прячет свой талант, скача по сцене в дождевике, а потом и вовсе с петлей на шее (не забывая держать над головой второй конец ремня). Звездой же назначен «тысячелетний старик» (Евгений Кулаков) с взъерошенными волосами, в плаще, скатавшемся полушубке и цепях на одной ноге. На плечи ему пришит крайне неприятный на вид черный кот из искусственного меха, чье существование, вероятно, вызвано строкой «гладьте сухих и черных кошек». Старик сидит то под столом следователя, то у подножия задника, громко читает стихи или издает горловое мяуканье. На поклонах больше всего цветов получает именно он, что не удивительно, исходя из яркости и образности этого персонажа.

Возникнув как мечта по слову поэта, спектакль стал поэтической антиутопией — миром, в котором каждое произнесенное слово работает против своего автора. Но в современном капиталистическом мире практически без сбоев действует правило: антиреклама — это тоже реклама. Поэтому, отойдя от вопроса, насколько удачным получился спектакль по Владимиру Маяковскому, скажем — главное, что он появился. А дословность образов и политические спекуляции в случае с Маяковским — дело привычное. Надпись в фойе театра «Родился 7 июля 1894 года. Родина — село Багдади, Кутаисская губерния, Грузия», в конце концов, даже остроумна.

Другие ссылки

Маяковский как образец фальсификации, Алексей Семенов, Городская газета. Псков. № 51 (231). 16-22.12.2008, 16.12.2008
Режиссер из Черноморска, Юлия Ларина, Огонек, 15.01.2007
Записки на полях трех программок, Наталья Сажина, Империя света, 10.01.2007
Маяковский, любовь и немного пустоты, Григорий Аросев, Страстной бульвар, 1.01.2007
О сущности любви, Вера Павлова, TimeOut Москва, 11.12.2006
Не виноватая я, он сам пришел!, Наталия Каминская, Культура, 30.11.2006
Переборщили с любовью, Евгения Шмелева, Новые известия, 28.11.2006
Половой вопрос всегда ребром, Константин Рылёв, Новая газета, 20.11.2006
«Маяковского я хотел ставить всю жизнь», Ирина Волкова, Газета Культура, 16.11.2006
В области сердца, Елена Сизенко, Итоги, 13.11.2006
Михаил ЛЕВИТИН в эфире Радио «Культура», Марина Багдасарян, Радио Культура, рубрика ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА, 10.11.2006
Владимир Владимирович и черный пиар, Юлия Черникова, Утро.Ру, 9.11.2006
Маяковский как стиль любви: премьера театра «Эрмитаж», Анастасия Томская, Газета «Труд», 7.11.2006
Из Интернета — О спектакле по Маяковскому, Интернет, живые журналы, сайт театра, 31.10.2006
О сущности любви, Weekend.ru, 29.10.2006
Человеческая трагедия непонимания, Алла Зусман, Для сайта театра «Эрмитаж», 27.10.2006
Маяковский возвращается на театральные подмостки, Марина Перелешина, Радио МАЯК FM, 26.10.2006
Маяковский возвращается на театральные подмостки, Марина Перелешина, МАЯК FM «Культурный ответ», 26.10.2006
Сегодня на «Худсовете», Телеканал Культура, 24.10.2006
Маяковского я хотел ставить всю жизнь..., Михаил Левитин, Специально для сайта театра Эрмитаж, 1.10.2006
Маяковский, Гофман, Ким..., Анна Гордеева, Время новостей, 16.08.2006