Зойкина квартира. Театр «Эрмитаж». Режиссер Михаил Левитин

Анна Щербина, журнал Вечерняя Москва, 23.05.1998
Настоящее Зойкино имя — Любовь Полищук и на самом деле новая квартира ей хорошо знакома: когда-то актриса была примадонной труппы Михаила Левитина. Впрочем, таковой и осталась, что подтверждает приглашение на заглавную роль в трагифарс Михаила Афанасьевича. Помнится, в телефильме «12 стульев» Андрей Миронов носил ее на руках и преданно напевал: «Поймите, милая, поверьте, милая, вы мой кумир, я не покину вас!» Страсть разрешилась конфузом. Остап уронил свою прекрасную даму на пол. Не так у Левитина. Режиссер бережет имидж безукоризненной женщины-вамп, не позволяя актрисе даже в самых рискованных сценах выглядеть некрасивой. Она, в свою очередь, выдерживает эстетическую дистанцию, не приближаясь к своей героине вплотную, никогда не совпадая с Зойкой до конца. Даже Зойкин гнев — не повод для всклокоченных волос, неловких жестов и гримас. Квартира Зои Денисовны Пельц (таково полное имя героини) поражает роскошью. И это правильно: Любовь Полищук идеально вписывается в пестрый и заманчивый антураж 20-х годов. На сцене — изобилие вещей, рюшей, покрывал, подушек и гамбсовских стульев из тех. что восхищали и манили товарища Бендера, который пребудет рядом с актрисой навсегда. Точно ангел-хранитель. Heт, скорее, бес-искуситель. Атмосфера скандала, такого же шумного, веселого и бессмысленного, как и весь нэпманский быт, сопутствует выразительной пластике Полищук, властным интонациям победительницы. Постепенно действие выходит из жанровых берегов. На сцене — половодье шаржированных чувств и движений. Вставные вокальные номера чередуются с плюшевой сентиментальностью, патетикой и гротеском. К четвертому действию всеобщие разброд и шатание достигают кульминации. Но зрителю уже все равно. После многочасового бдения с двумя антрактами-буфетами он с удовольствием изучает роскошных женщин, срывающих с себя одежды и чулки прямо на сцене. Кузен Аметистов (Анатолий Горячев), интриган, шулер и позер, напоминает Воланда для бедных. Его усилиями действие стремительно движется к развязке. Всеобщая суматоха и моторная энергия персонажей подавляют индивидуальные человеческие голоса. Ну и пусть. Такова Зойкина квартира, таковы ее оголтелые обитатели. Уже зарождается среди них человек нового типа, жилец всеобщей советской коммуналки. Скоро он поднимет голову и сделает первый шаг в несбыточное коммунистическое далеко. Пока же, вглядываясь в лицо реактивной хозяйки, хочется снова и снова повторять: «Поймите, милая, поверьте, милая, вы мой кумир, я не покину вас».

Другие ссылки

Трагедия с «квартирным вопросом», Ольга Солодова, Газета Культура, 27.05.1998
Зойкина квартира. Театр «Эрмитаж». Режиссер Михаил Левитин, Анна Щербина, журнал Вечерняя Москва, 23.05.1998
Трагический фарс московской комедии дель арте, Ольга Неведрова, Вечерняя Москва, 30.03.1998
Маргариты и Мастер, Игорь Шевелев, Общая газета, 12.03.1998