Маленький спектакль про маленьких людей

Анастасия Томская, Афиша mail.ru, 6.04.2012
«Эрмитаж» во главе с худруком Михаилом Левитиным с этого проекта начал новую серию — «Цикл русского рассказа». Формат камерных историй, сыгранных на небольшой зал — лучшая возможность для появления на сцене Довлатова, Аксенова и прочих мастеров прозы, уже ставших классикой, но еще не канонизированных литературоведением.

Крошечный зал под названием «Малый Эрмитаж» хохочет сдавленно, боясь упустить нить сюжета, на которую нанизаны сотни мелких происшествий, взглядов, действий, словечек и междометий. Два артиста — Станислав Сухарев и Сергей Олексяк — играют рассказ Василия Аксенова «Победа» и рассказ Сергея Довлатова «Солдаты на Невском».

Фанерная выгородка в первом акте изображает купе в вагоне пассажирского поезда, а во втором — стройный ряд фасадов главного ленинградского проспекта.

Интересно, что если бы сегодня существовало в театре понятие «амплуа», то и Сухарев, и Олексяк принадлежали бы к одному актерскому типу, так что сам выбор дуэта по меньшей мере удивителен. Но в процессе раскрывается секрет: именно это позволило им поменяться местами, перепрыгнув из Аксенова в Довлатова, будто бы за десятиминутный антракт они поменялись лицами. Этот ход — на грани фокуса, на грани трюка — придает спектаклю афористичный оттенок.

Ни Левитин, ни артисты зрителя не жалеют. Никаких прикрас, все покровы содраны — и в первом акте — аксеновском, и во втором — довлатовском.

Вот он, вагонный быт. Потные ноги, недокипевший «титан», запах в купе «рядом с туалетом», влажное постельное белье, сиротские слепые окошки, жестяной чайник, спортивный костюм. Шумный сосед, привязчивый как банный лист, тянет протяжно, так что зубы ломит: «Хас-Булат удало-о-о-о-ой»… Чистенький Гроссмейстер-Сухарев против этого спортивнокостюмого Г. О. -Олексяка — что шпага против пушки. Игра в шахматы здесь — лишь предлог для сопоставления человеческих типов. И ужас в том, что Г. О, побеждающий поддавшегося Гроссмейстера, побеждает его по-настоящему, ибо в тот момент, когда Гроссмейстер вешает на шею соседу очередную заготовленную для подобных ситуаций медаль, Г. О. не чувствует подвоха. Этот интеллигентский пузырек с коктейлем Молотова пролетел мимо, лишь чиркнув танк по броне.

Во втором акте два солдата в увольнительной идут по Невскому в надежде «кутнуть» и, конечно, познакомиться с девушками. Юркий Гаенко (Сухарев) ищет не романтики, но удовольствий, а большой плечистый Рябов-Олексяк весь полон почти тургеневских очаровательных идей. Сцена в гостях у давнишней знакомой Рябова оборачивается сущим кошмаром. Эти страшные кирзачи, носки, суетливо снимаемые с пальцастых ног, наконец, в хлам пьяный Гаенко — слюнявый, мутноглазый, рядом со внутренне сжавшимся Рябовым, краснеющим, понимающим, что все не так…

Мучительная неловкость, рождающаяся в первом акте, во втором расцветает пышным цветом. Вместо полагающейся сирени за окном да многозначительной полуулыбки возникает вонь перегара и пошлая шуточка… Ужасное чувство!..

Но одно вселяет надежду, к поклонам становящуюся крепкой, как скала: мрачный финал довлатовского рассказа Левитин купировал, будто оставив герою (и зрителю!) выбор. И этот ежедневный, ежечасный выбор становится не просто возможностью проявить волю. Возможность выбора — само по себе счастье.


Оригинал статьи


Другие ссылки

Маленький спектакль про маленьких людей, Анастасия Томская, Афиша mail.ru, 6.04.2012
«Аксенов. Довлатов. Двое»: жизнь в миниатюре, Наталья Витвицкая, Ваш Досуг, 21.03.2012
На чужом черновике, Интервью Л. Костюкова с М. Левитиным. Полит. ру, 21.03.2012
На своих двоих / «Двое» (Театр «Эрмитаж»), Геннадий Демин, «Страстной бульвар, 10», № 1-151, 2012