У нас работали:
Ефремова Анастасия
Руководитель литературной части
Казьмина Наталья
Руководитель литературной части с 2008 по 2011
Дмитрюкова Юлия
Администратор интернет-сайта
Мельников Эдуард
Звукорежиссер

О Наташе

Валерий Семеновский, Специально для сайта, 27.11.2011

С Наташей Казьминой я познакомился почти четыре десятилетия назад, в 1973-м. При факультете журналистики МГУ организовали Школу юного журналиста, где старшекурсники, и я в том числе, читали лекции абитуриентам. Подавляющему большинству этих столичных подростков мерещилась карьера лощёного международника или остропроблемного очеркиста. Мой предмет — история и практика русской театральной критики — казался им заведомо бесполезным. Да и был, наверное, таковым с точки зрения тех многообещающих высот, которые открывались их деловитому воображению. 

Но одна девочка была совсем не похожа на подавляющее большинство. Она хотя и робела, но всё время задавала вопросы, так что сразу было понятно: к театру она питает живой интерес.

Три года спустя, уже студенткой-практиканткой, Наташа пришла в редакцию старого «Театра» (где служил и я), а в 1978-м её взяли в штат. Что по тем временам для театрального критика было определяющим моментом: туда многие стремились и мало кто попадал.

Самая молодая из сотрудников, она проявила восприимчивость к редакционным традициям, связанным с именами Николая Погодина и Юрия Рыбакова, Бориса Зингермана, Натальи Крымовой, Александра Свободина…

В чём состояли неписаные правила, которым следовали лучшие авторы и лучшие редакторы старого «Театра», на которых стремилась равняться Наташа?

Прежде всего они спрашивали себя: «Критик, зачем ты?» (так называлась статья Крымовой). И, отвечая на этот вопрос, менее всего видели себя в качестве театрального ревизора, оценщика. Оттенки мысли и слова были для них важнее, чем оценки.

Критик — служитель театра, а не пособник рейтинга.

Только за счёт уважения к профессиональному и человеческому достоинству тех, о ком и для кого пишешь, можно завоевать право на встречное уважение. Право быть субъективным и в то же время услышанным, понятым.

Наталья Казьмина, как и любой из нас, далеко не всегда была безошибочна и точна в своих театральных суждениях, прогнозах, пристрастиях. Но всегда писала от себя лично, не приноравливаясь к тому, «что сегодня носят».

Без оглядки на подавляющее большинство.

Со старым журналом «Театр», уже в качестве заместителя главного редактора, она оставалась даже тогда, когда этот корабль, брошенный всеми, был в безнадёжном положении.  В 1994-м вышел последний номер…

В 1998-м не стало и «Московского наблюдателя» — ближайшего родственника журнала «Театр», преемника его традиций. «Наблюдатель», как известно, продержался 8 лет. Прежде всего благодаря тем, кто прошёл школу старого «Театра». В 2000-м нам — теми же силами — удалось «Театр» возродить. И в том, что он держал свою принципиальную линию, была несомненно и заслуга Казьминой, нашего титульного обозревателя.

За то, что держишь свою линию, не ведёшь себя как флюгер, всегда приходится платить очень дорого. Наташа знала об этом по собственному опыту. Её (наши общие) убеждения состояли в частности в том, что многие явления театра нулевых годов, именуемые передовыми, авангардными, на самом деле не отвечают элементарным профессиональным требованиям. Этот пропиаренный авангард лишь имитирует главную особенность любого подлинного авангарда — протестное сознание. И в этом смысле он сопоставим с политическими имитаторами — движением «нашистов»: и там и там — клановое сознание, отказ от свободы и от личного мнения; и там и там — бесстыдство.

Наташа многое принимала не только в традиционном искусстве, но и в «новой драме», с уважением относилась к деятельности Казанцева и Угарова, к некоторым экспериментальным спектаклям, шедшим в Центре Мейерхольда. «Дембельский поезд» Архипова, поставленный с ярославскими студентами Александром Кузиным, справедливо считала примером органичного соединения гражданского и художественного чувства.

Она любила и умела полемизировать. Но последнее десятилетие — совсем не время полемики. Можно говорить всё, что угодно: собака лает, караван идёт.

Когда в 2008-м откровенно бандитским приёмом был захвачен журнал «Театр», наш родной дом, Наташа, ни секунды не задумываясь, покинула его. Как обычно, не примкнула к подавляющему большинству, сделавшему вид, что ничего не произошло. Не предала ни себя, ни своих товарищей. Как обычно.

С тех пор — до её последнего дня — мы служили вместе в «Эрмитаже».

Прощай.


Другие ссылки

Наталья Казьмина. 17 статей о театре, Дмитрий Хованский, специально для сайта, 28.11.2012
Без иллюзий, Кама Гинкас, Генриетта Яновская, Наталья Казьмина, Вопросы театра, 1-2 (вып. XI), 2012
«Была такая девочка, влюбленная в театр…», Кама Гинкас, Генриетта Яновская, Вопросы театра, 1-2 (вып. XI), 2012
Диалог о цензуре, Наталья Казьмина, Алексей Никольский, Вопросы театра, 1-2 (вып. XI), 2012
Вместо «Дневничка», Александр Калягин, Наталья Казьмина, Вопросы театра, 1-2 (вып. XI), 2012
Памяти Наташи Казьминой, Валерий Фокин, Адольф Шапиро, Михаил Левитин, Дмитрий Крымов, Вопросы театра, 1-2 (вып. XI), 2012
Хочется понять…, Татьяна Шах-Азизова, «Экран и сцена» № 23 (976), С. 3, 12.2011
Прощай, Наташа, Марина Токарева, Новая газета, № 133, 28.11.2011
О Наташе, Валерий Семеновский, Специально для сайта, 27.11.2011
Михаил Левитин: Чего я хочу, Наталья Казьмина, Журнал «Вопросы театра», 2010, № 3-4, 10.2010
«Скучная история» Театра «Эрмитаж». Михаил Левитин, Наталья Казьмина, Театральная афиша, 10.2009
Кто в доме хозяин?, Наталья Казьмина, «Планета Красота», 2008, №№ 7-8, 07.2008
Как нарисовать птицу, Наталья Казьмина, Планета Красота, 1.12.2007
Пишите поперёк, Адольф Шапиро, Наталья Казьмина, «Театр», № 30, 12.2007
Чехов плюс что-то еще, Наталья Казьмина, «Театр», № 30, 12.2007
Вне грамматики, Наталья Казьмина, Театр, № 1, 2007, 01.2007
Убийство, одиночество и дождь, Наталья Казьмина, «Театр», № 29, 2007
Жизнь прекрасна. Е. Гришковец, Наталья Казьмина, «Театр», № 3, 2006
Поэзия и проза «Эрмитажа», Наталья Казьмина, Первое сентября, 3.09.2005
3 июля театральному режиссеру Анатолию Эфросу исполнилось бы 80 лет, Наталья Казьмина, «Независимая газета», 1.07.2005
Бессмертная смерть, Наталья Казьмина, Планета Красота, № 7-8, 07.2005
Деликатный театр. Жизнь и судьба, Наталья Казьмина, Газета «Дом Актера», 1.06.2005
Дом, где разбиваются сердца, Наталья Казьмина, «Первое сентября», 19.03.2005
О пользе неспешного театроведения, Наталья Казьмина, «Театр», № 4, 2005
Гедда Карбаускене, Наталья Казьмина, «Планета красота», № 1, 2005
Кто держит пуговицу, Наталья Казьмина, «Вопросы театра», 02-04, 2004
Прошло сто лет…, Наталья Казьмина, «Театральная жизнь», № 3, 2004
Ощущение бороды, Наталья Казьмина, «Культура», 18.12.2003
Михаил Левитин. Мотивчик, Наталья Казьмина, Театр, 04.2003
Алхимик Дитятковский, Наталья Казьмина, газета «ДА», 03.2003
Я люблю тебя, Петрович!, Наталья Казьмина, «Культура», 3.10.2002
Три Стуруа и еще один, Наталья Казьмина, «Вестник Европы» 2002, № 6, 09.2002
«Неудачное свидание с самим собой» [О спектакле «Арто и его двойник»], Наталья Казьмина, «Вестник Европы» 2002, № 5, 06.2002
Анатолий Васильев. Магнитная аномалия, Наталья Казьмина, «Вестник Европы» 2002, № 4, 02.2002
Михаил Левитин «С годами стало ясно, что все ясно», Наталья Казьмина, Театральная жизнь, 01.2002
Актер, не принадлежный никому, Наталья Казьмина, 2002
Цирк уехал и клоуны разбежались. Жаль, Наталья Казьмина, Вячеслав Полунин, «Культура», 19.07.2001
Вячеслав Полунин: Монолог клоуна, или Пирог из десяти слоев, Наталья Казьмина, «Вестник Европы» 2001, № 2, 06.2001
Олимпиада: опыт, материал, урок, Наталья Казьмина, «Вестник Европы» 2001, № 2, 06.2001
Кама Гинкас, Наталья Казьмина, «Культура», 17.05.2001
Ты этого хотел, Жорж Данден!, Наталья Казьмина, 2001
Под нелогичный ход часов, Наталья Казьмина, Советская культура, 28.04.1990