У нас работали:
Гуммель Гарри
Главный художник
Семеновский Валерий
Заместитель художественного руководителя
Ефремова Анастасия
Руководитель литературной части
Казьмина Наталья
Руководитель литературной части с 2008 по 2011

Хочется понять…

Татьяна Шах-Азизова, «Экран и сцена» № 23 (976), С. 3, 12.2011
Наталья Юрьевна Казьмина (7 мая 1956-26 ноября 2011). Театровед, театральный критик, Старший научный сотрудник Отдела театра Государственного института искусствознания. Заведующая литературной частью театра Эрмитаж. Ответственный редактор журнала «Вопросы театра / Proscenium»
Печаталась в полутора десятках газет и журналов..
Автор-составитель четырех изданных книг и еще одной, ждущей печати, — о режиссерах Гинкасе и Яновской.


…Уже больше недели, как ее нет, а я все читаю ее статьи — те, что нашлись в доме. На письменном столе — две стопки изданий: солидный, основательный альманах «Вопросы театра» и тонкий, нарядный журнал «Планета Красота». Попадается в первой стопке и журнал «Театр» последней его поры. Разные типы изданий, «условия игры» и объемы, а человек один, тот, с кем довелось быть в постоянном и плотном контакте, узнаваемый, как говорится, по почерку, — и неразгаданный по сей день.
Все в ней было крупно, сильно и сложно — свойство незаурядной натуры: строгая и веселая, ранимая и боевая; то наглухо закрытая, то с душой нараспашку; с талантом и трудолюбием в равной мере, что случается не всегда.
Стόит прочесть ее досье в Интернете — и голова кругом идет: когда она успевала, при академической нагрузке и службе в театре, при немалой ее семье и растущих детях, при непрерывном, чуть не ежевечернем посещении театров, в стольких местах так плодотворно работать? Вот именно — так; но как — станет ясно, если соберутся воедино ее статьи, интервью и подготовленные ею книги, и коллеги по цеху возьмут на себя труд изучить круг ее интересов, ее методологию, и через это все — ее личность. А потом, Бог даст, издать книгу с ее именем на обложке. Ведь личной, авторской книги, как ни странно, у Натальи Казьминой нет — не успела, не удостоила, другие не позаботились… Что ж, может быть, теперь позаботятся.
А пока, в ожидании этого, — несколько штрихов к портрету, возникших по ходу моего недельного чтения. 
Круг интересов? Нет, скорее — открытое поле, где есть место многому, от античности до «новой драмы». И ко всему, что попадает в поле зрения, — острый и живой интерес, будь то «театр художника» Кантора или «спектакль-шлягер» московского сезона.
Кто она по преимуществу — театровед или театральный критик? Придется вычеркнуть «или»: и то, и другое разом, независимо от издания. В спрессованных статьях для «Планеты Красоты» и в фундаментальных для «Вопросов театра» — взвешенный и детальный подход, анализ, а не «впечатление», поиски «зерна» и причин. Верный признак научности — историзм, когда и в «античном сюжете» нынешней сцены, и в театральной судьбе «Мадемуазель Нитуш» ищутся дальние истоки и путь к сегодняшнему. И еще — объективность, стремление понять подоплеку, войти внутрь спектакля или чужой логики, что делало ее классным редактором (Борис Зингерман называл это перевоплощением в редактуре).
«Предрассудка любимой мысли» не видно. Любимое и любимые есть, но разговор о них всегда — откровенный и честный, нелицеприятный, даже если речь идет о столь близких ей Стуруа или Райкине. Юбилейная статья о Стуруа не превращена в некий тост; на долгом пути режиссера спокойно отмечены сбои и даже «ошеломляющая неудача» (в московской постановке «Ромео и Джульетты»). Подробно описывая «Вечер с Достоевским» в «Сатириконе» и то, как «Райкин медленно натягивает на себя кожу героя», она с огорчением признается, что на этом (раннем, первичном) этапе жизни спектакля ей досталась роль наблюдателя, а не соучастника: «… мне было интересно, но … холодно».
Быть может, одним из коренных свойств Наташи было обостренное чувство достоинства — собственного, личного, и профессионального, что неразъемно. Отсюда — и та дистанция, что возникала порой между нею и другими, и невозможность для нее хитрить, кому-то прислуживать, с кем-то чинить расправу. Даже самые суровые оценки ее не давались свысока и наотмашь. Так она ставила диагноз Московскому Художественному театру — сдержанно и, кажется, не без горечи: «Мировоззрение — вот, пожалуй, то единственное, чего не хватает и современному театру вообще, и МХТ п/р Табакова, в частности».
И — это уж ее фирменная черта — в случае неудачи театра она старалась найти выход для него, вместе с ним. 
«…новая „Нитуш“, сама того не желая, обнаружила серьезные творческие проблемы Вахтанговского и подсказала, что с ними делать».
О постановке пьесы Мак-Донаха: «Вахтанговский спектакль должен был получиться». И, как оптимистичный призыв: «..поучимся ставить его пьесы».
По случаю брехтовского спектакля: «У театра “Et cetera” было три неплохих возможности сделать три хороших спектакля».
И, сравнивая две постановки «Гедды Габлер» Карбаускисом, студенческую (где, видимо, было хорошо) и зрелую (где было плохо), открывает свой главный стимул: «Хочется понять».
Такая позиция — не над театром, а рядом с ним — и вела к тому, что люди театра считали ее своей; как правило, не обижались на критику и принимали ее советы.
Собственно, и она была человеком театра, чувствующим его изнутри и умеющим увидеть извне. Оттого провожали ее наравне представители двух цехов, далеко не всегда дружественных, — практики и критики сцены. И горевали, что потеряли друга.

Другие ссылки

Наталья Казьмина. 17 статей о театре, Дмитрий Хованский, специально для сайта, 28.11.2012
Без иллюзий, Кама Гинкас, Генриетта Яновская, Наталья Казьмина, Вопросы театра, 1-2 (вып. XI), 2012
«Была такая девочка, влюбленная в театр…», Кама Гинкас, Генриетта Яновская, Вопросы театра, 1-2 (вып. XI), 2012
Диалог о цензуре, Наталья Казьмина, Алексей Никольский, Вопросы театра, 1-2 (вып. XI), 2012
Вместо «Дневничка», Александр Калягин, Наталья Казьмина, Вопросы театра, 1-2 (вып. XI), 2012
Памяти Наташи Казьминой, Валерий Фокин, Адольф Шапиро, Михаил Левитин, Дмитрий Крымов, Вопросы театра, 1-2 (вып. XI), 2012
Хочется понять…, Татьяна Шах-Азизова, «Экран и сцена» № 23 (976), С. 3, 12.2011
Прощай, Наташа, Марина Токарева, Новая газета, № 133, 28.11.2011
О Наташе, Валерий Семеновский, Специально для сайта, 27.11.2011
Михаил Левитин: Чего я хочу, Наталья Казьмина, Журнал «Вопросы театра», 2010, № 3-4, 10.2010
«Скучная история» Театра «Эрмитаж». Михаил Левитин, Наталья Казьмина, Театральная афиша, 10.2009
Кто в доме хозяин?, Наталья Казьмина, «Планета Красота», 2008, №№ 7-8, 07.2008
Как нарисовать птицу, Наталья Казьмина, Планета Красота, 1.12.2007
Пишите поперёк, Адольф Шапиро, Наталья Казьмина, «Театр», № 30, 12.2007
Чехов плюс что-то еще, Наталья Казьмина, «Театр», № 30, 12.2007
Вне грамматики, Наталья Казьмина, Театр, № 1, 2007, 01.2007
Убийство, одиночество и дождь, Наталья Казьмина, «Театр», № 29, 2007
Жизнь прекрасна. Е. Гришковец, Наталья Казьмина, «Театр», № 3, 2006
Поэзия и проза «Эрмитажа», Наталья Казьмина, Первое сентября, 3.09.2005
3 июля театральному режиссеру Анатолию Эфросу исполнилось бы 80 лет, Наталья Казьмина, «Независимая газета», 1.07.2005
Бессмертная смерть, Наталья Казьмина, Планета Красота, № 7-8, 07.2005
Деликатный театр. Жизнь и судьба, Наталья Казьмина, Газета «Дом Актера», 1.06.2005
Дом, где разбиваются сердца, Наталья Казьмина, «Первое сентября», 19.03.2005
О пользе неспешного театроведения, Наталья Казьмина, «Театр», № 4, 2005
Гедда Карбаускене, Наталья Казьмина, «Планета красота», № 1, 2005
Кто держит пуговицу, Наталья Казьмина, «Вопросы театра», 02-04, 2004
Прошло сто лет…, Наталья Казьмина, «Театральная жизнь», № 3, 2004
Ощущение бороды, Наталья Казьмина, «Культура», 18.12.2003
Михаил Левитин. Мотивчик, Наталья Казьмина, Театр, 04.2003
Алхимик Дитятковский, Наталья Казьмина, газета «ДА», 03.2003
Я люблю тебя, Петрович!, Наталья Казьмина, «Культура», 3.10.2002
Три Стуруа и еще один, Наталья Казьмина, «Вестник Европы» 2002, № 6, 09.2002
«Неудачное свидание с самим собой» [О спектакле «Арто и его двойник»], Наталья Казьмина, «Вестник Европы» 2002, № 5, 06.2002
Анатолий Васильев. Магнитная аномалия, Наталья Казьмина, «Вестник Европы» 2002, № 4, 02.2002
Михаил Левитин «С годами стало ясно, что все ясно», Наталья Казьмина, Театральная жизнь, 01.2002
Актер, не принадлежный никому, Наталья Казьмина, 2002
Цирк уехал и клоуны разбежались. Жаль, Наталья Казьмина, Вячеслав Полунин, «Культура», 19.07.2001
Вячеслав Полунин: Монолог клоуна, или Пирог из десяти слоев, Наталья Казьмина, «Вестник Европы» 2001, № 2, 06.2001
Олимпиада: опыт, материал, урок, Наталья Казьмина, «Вестник Европы» 2001, № 2, 06.2001
Кама Гинкас, Наталья Казьмина, «Культура», 17.05.2001
Ты этого хотел, Жорж Данден!, Наталья Казьмина, 2001
Под нелогичный ход часов, Наталья Казьмина, Советская культура, 28.04.1990