У нас работали:
Гуммель Гарри
Главный художник
Семеновский Валерий
Заместитель художественного руководителя
Ефремова Анастасия
Руководитель литературной части
Казьмина Наталья
Руководитель литературной части с 2008 по 2011

Кураж Левитина

Марина Тимашева, Радио Свобода, 13.02.2012
В московском театре «Эрмитаж» — премьера пьесы Бертольда Брехта «Мамаша Кураж и ее дети». Поскольку сам «Эрмитаж» на ремонте, спектакль играют на сцене Театра Петра Фоменко. Название пьесы сокращено до одного слова — «Кураж», и это не единственное изменение, которое претерпела драматургия великого немецкого автора.

Действие пьесы Брехта происходит в 17-м веке. Фургон маркитантки Мамаши Кураж движется по полям войны: Польша, Моравия, Бавария. В спектакле говорят на разных языках: крестьяне — по-немецки, мать, потерявшая дитя — по-польски, еврейская семья, оставшаяся без средств к существованию — на идиш. Все остальные персонажи общаются на русском, но часто вместо слов используют йодль (манеру пения, характерную для альпийских пастухов) или звукоподражание разным животным. Такому решению можно найти объяснение: Мамаша Кураж мычит (дойная корова, за счет которой живет большая семья). Сыновья и дочь мекают или блеют (обреченные на заклание козлята и овечка), Питер-с-трубкой — знатный любовник — кукарекает (все еще петушится).

На сцене выстроена металлическая конструкция, снизу доверху затканная разноцветной паклей, похожей на человеческие волосы (художник Гарри Гумель). «Шагают бараны в ряд, бьют барабаны, кожу на них дают сами бараны» — изобразительное решение подсказывает: стригут баранью шерсть, юношей забривают в рекруты. Много волос осталось в лагерях смерти: они пойдут на шиньоны и парики. На сцене стоят старые картонные коричневые чемоданы и детская обувь.

Михаил Левитин отказался от великих зонгов, сочиненных Брехтом и композитором Паулем Диссау. Функция зонгов в пьесе понятна: актеры выходят из образов и песнями комментируют, оценивают ситуацию. В спектакле их заменяют вставные музыкальные номера (композитор Владимир Дашкевич), которые исполняют не актеры, а дети (в таких случаях принято умиляться, но поют на удивление скверно).

Сюжет изменений не претерпел: мамаша Кураж, которая наживается на войне, по очереди теряет всех своих детей. Но сыграна пьеса не так, как принято в Германии (там актеры держат дистанцию по отношению к персонажам) и не так, как принято в России (в психологической традиции), а на стыке клоунады с экспрессией. Жесткий, сухой театр, не оставляет места чувствам и не рождает нового смысла. Хорошие актеры (Дарья Белоусова, Галина Морачева) ведут практически весь спектакль на одной ноте, темпераментно стынут в монотонно-взвинченных интонациях и однообразной, резкой, угловатой пластике. Это не касается разве что Бориса Романова (Священник), Ольги Левитиной (Иветты) и Ирины Богдановой (Катрин). Но с Мамашей Кураж за все время действия не происходит ничего, она меняется только однажды, причем, меняется буквально: на сцену вместо Дарьи Белоусовой выходит Галина Морачева, то есть в последней сцене в главной роли появляется актриса старшего возраста.

Эй, христиане, тает лед!
Спят мертвецы в могильной мгле.
Вставайте, всем пора в поход,
Кто жив и дышит на земле!


Так заканчивается пьеса. У спектакля — финал иной, он заканчивается стихами Брехта «О счастье», которые не имеют никакого отношения к истории Мамаши Кураж:

Я был очень счастлив. Лишь потому
Я все еще жив. 
Но, глядя в будущее, с ужасом сознаю,
Сколько еще мне понадобится счастья.


Послушаем самого Брехта: «Когда я писал, мне представлялось, что со сцен нескольких больших городов прозвучит предупреждение драматурга, предупреждение о том, что тот, кто хочет завтракать с чертом, должен запастись длинной ложкой». «Мамаша Кураж» датирована 1939-м годом. Последнее время многие люди в разных странах тоже живут предчувствием большой войны. Раздаются и голоса, твердящие, что только она может стать выходом из создавшейся ситуации. Точь-в-точь по Брехту: «Только война может навести порядок». Но этой тревоги Михаил Левитин не расслышал.

То, что спектакль называется не «Мамаша Кураж и ее дети» и не «Хроника времен тридцатилетней войны» (подзаголовок Брехта), а просто «Кураж», по сути, верно, потому что в нем нет ни Мамаши, ни ее отношений с детьми, зато есть режиссерский кураж.

Оригинал статьи

Другие ссылки

«Оперетта» в «Эрмитаже», Михаил Левитин, Специально для сайта, 19.02.2015
Маленький спектакль про маленьких людей, Анастасия Томская, Афиша mail.ru, 6.04.2012
Б. Брехт. «Кураж», Алиса Никольская, Театральная афиша, No. 4, 04.2012
Кураж, шардам, Эрмитаж, Владимир Колязин, Независимая газета, 29.02.2012
«Он предлагал…», Наталья Старосельская, Трибуна, 21.02.2012
Батальное Полотно О Любви И Счастье, Ирина Озёрная, Post.Scriptum.ru, 16.02.2012
История матери и актрисы, Анастасия Томская, afisha.mail.ru, 13.02.2012
Кураж Левитина, Марина Тимашева, Радио Свобода, 13.02.2012
«Кураж» в «Эрмитаже». Впечатления-2, Записала И. Волкова. Видеосъемка А. Кириллиной, 10.02.2012
На гастроли с грузовиком, Максимилиан Мюллер, Der Sonntag, 18.09.2011
Revival of 1920s Satirical Writer Lacks Punch, John Freedman, The Moscow Times,11 March 2010, 11.03.2010
Не надо басен, Наталия Каминская, Газета «Культура», № 7-8 (7721), 4-7 марта, 2010, 4.03.2010
The Secrets of a Director Unfold in 'Counselor', John Freedman, The Moscow Times, 3.12.2009
Спят усталые игрушки, Анастасия Томская, Новые известия, 15.10.2008
Бедная родственница таланта, Наталия Каминская, Культура, 9.10.2008
Устаревшая сестра, Марина Шимадина, Коммерсант, 9.10.2008
Навалился гегемон на одиночку, Наталия Каминская, Культура, 20.12.2007
Подмоченная Одесса, Алла Шендерова, Коммерсант, 12.12.2007
Лодки на приколе, Григорий Заславский, НГ, 10.12.2007
Маленькие радости, Ирина Алпатова, Культура, 7.06.2007
Не виноватая я, он сам пришел!, Наталия Каминская, Культура, 30.11.2006
Переборщили с любовью, Евгения Шмелева, Новые известия, 28.11.2006
Молчи — сойдешь за идиотку, Леонид Гвоздев, Московская правда, 24.03.2006
Книга с золотым обрезом, Анастасия Томская, Театральные новые известия, 6.12.2005
Трагедия с «квартирным вопросом», Ольга Солодова, Газета Культура, 27.05.1998