Возвращение из Зазеркалья

«Предпоследний концерт Алисы в стране чудес» ОКОЛО дома Станиславского

Геннадий Демин, Культура, 24.04.2003
Последняя премьера Театра «ОКОЛО» настолько совершенна, что, едва охладив горящие от оваций ладони, а от восторга мозги, хочется понять: из каких элементов и как складывается безукоризненное создание? Почему в переполненной плоским и агрессивным примитивом театральной Москве явлен спектакль нежный и легкий, как дыхание спящего ребенка.
Конечно, долю успеха стоит отнести на счет блестящего автора, остроумца Льюиса Кэрролла, из сплетения фантастических историй которого родилось представление; его литература нонсенса, затейливые шарады и словесные головоломки — лакомый кусочек для сценических розыгрышей. Словно тот гриб, отведав который с разных сторон, меняешь собственные параметры и ракурс восприятия. Но ведь не впервые его герои ступают на подмостки, и раньше были попытки воплотить прихотливые существа и их анекдотические поступки и речи.
Разумеется, велика заслуга постановщика: многолетний лидер театра Юрий Погребничко знаменит (точнее — известен неширокому кругу тех, кто предпочитает оригиналы спискам) ошеломляюще, порой обескураживающе нетрадиционным подходом к привычным, до хрестоматийных цитат затасканным произведениям (кто-то из рецензентов заявил, впрочем, что у мастера лишь один ключик для любой драматургии).
Вот и здесь — все знают, что оксфордский математик Доджсон создал абсурдный, по-детски забавный мир на основе строжайшей и стройной логики (подобно тому, как его псевдоним родился из хитроумных манипуляций с собственным именем); но еще никому, сколь помнится, не приходило в голову произвести обратную операцию: вернуть героев и события из Зазеркалья и страны чудес в породившую их (и нас), столь привычную и непримечательную на скорый взгляд повседневность. Обнаружить в демонстративно выдуманных происшествиях не просто вероятные, но прямо-таки типичные явления и характеры. Сохранив очарование страниц, предназначенных «для младшего школьного возраста», открыть в них смыслы, адресованные совсем иным поколениям.
Сценический ход к перевертышу изящен и по-детски наивен: юная Алиса (по жизни Маша) с нежным овалом лица и лучистыми глазами предлагает занять ее место (натуральное — не то доска меж деревьями, не то нары) столь же хрупкому на вид человеку с печальной седой челкой и в странном одеянии — то ли вывернутый наизнанку костюм, то ли нашитая поверх костюма пижама. Белый клоун соглашается, после чего Алиса № 1 покидает подмостки, чтобы появиться лишь к концу представления в праздничном сиянии елочной гирлянды. А вокруг Алисы № 2 — чуткого и трогательного Алексея Левинского — начинается круговерть приготовлений к тому самому концерту, о котором ее/его постоянно спрашивают чуть не после каждой сцены. И каждый раз следует грустный, но упрямый ответ: «Я еще не получил приглашения, но мне очень бы хотелось».
И все знакомые до слез, но, казалось бы, навсегда заключенные в воспоминания собственных незрелых лет персонажи и ситуации — от Чеширского Кота, который взамен одной миражной улыбки получил три вполне солидных тела, до судебного заседания по делу о съеденных булочках — обретают нежданные, но безусловные, сквозь улыбку и смех узнаваемые черты. Взамен милых чудаков в уютном зальчике предстают вполне достоверные личности.
Обитающий в гордом уединении Шалтай-Болтай, при наглядной шаткости своего положения безгранично уверенный в собственном будущем, — еще бы, Король самолично обещал призвать ему на помощь все свои вооруженные силы.
Валет, что напрасно пытается вырваться из рук улыбчивых стражниц: суд над ним не сулит ни праведности, ни даже соблюдения элементарных правил. 
Чужак Алиса оказывается своим/ей среди прочих, поскольку они и сами чужие, каждый сам по себе. Их объединения вынужденны, так стали звезды или выпали карты: жизнерадостная и капризная Королева сбрасывает с плеча руку супруга с такой силой, что ткань расползается до подкладки. А общительный Болванщик, которому суждено коротать (убивать) время в компании с безответным Мартовским Зайцем, в лучших традициях фарса раз и другой приложит кремовый торт к его физиономии. 
Три элегантные дамы — Белуга, Треска и кто-то еще — выйдут на подиум (штабель досок), чтобы исполнить манкий стриптиз, но ограничатся единственным хлопком по бедрам: остальное, мол, и так всем понятно.
Введенный театром мужской квартет воплощает уже чисто российскую многонациональную специфику, перед нами персонажи «скифских» мотивов (пик фантазии художника по костюмам и сценографа Надежды Бахаловой), но и они исполняют свое дело с тщательностью и без всяких эмоций. Так выпала судьба, так написано на роду. При четком соблюдении иерархии — когда, преисполненная/ый воодушевления, Алиса начнет дирижировать певцами, недоуменно-строгий их взгляд немедленно призовет ее к порядку. Установленному раз и навечно.
И все же главное в «Концерте» — невозможность различить в виртуозном сплаве, где фонтанирующая изобретательность режиссера и художника, а где умная и точная актерская ирония, которая доставляет удовольствие не только публике, но и самому исполнителю.
Год с лишним назад, после великолепного « Где тут про воскресение Лазаря?», уже доводилось говорить об уникальности команды Погребничко, собранной — опять-таки вопреки распространенному, в канон возводимому стандарту — не по жалкому принципу сомнительной звездности: последняя сегодня скорее производная от частого мелькания, нежели от творческой состоятельности. В «ОКОЛО» воплощена мечта о неотделимости артиста от своих современников, которой век с лишним назад грезил патриарх отечественной сцены (недаром его имя непрямым указанием значится в полном названии театра — ОКОЛО дома Станиславского). Неотъемлемость, восходящая, если угодно, к пушкинскому «как вы да я, как целый свет».
На «Алисе» можно констатировать и изощренную воспитанность труппы. Не в смысле этикета, но чем когда-то покоряла Таганка, а теперь чаруют «фоменки» — элегантности взаимного существования, понимания друг друга с полуслова, с полувзгляда, что волшебным образом (сказка!) связано с грациозностью самого театрального языка. И - очевидное развитие, новый трамплин на избранном труппой курсе: небывалая до сих пор открытость залу, незащищенность — тоже не от детской ли доверчивости?
И снова вспоминается автор-сказочник, который, помимо кафедры в университете, выступал и с другой — проповедника. Когда в ответ на все насмешливые утверждения обитателей Предзеркалья, их привычно идиотические поступки звучит, рождая мгновенный отклик зала, тихое, но решительное слово (персонажа? актера? театра?): «Мне это не нравится».

Другие ссылки

Мольер «Тартюф». В Школе клоунов, Елена Губайдуллина, Театральная афиша, 04.2014
Воспоминания о будущем спектакле. Интервью с Алексеем Левинским, Дмитрий Хованский, Специально для сайта, 25.11.2013
Про всех падающих, Ваш досуг, 10.03.2009
Скоморох-философ, Алена Карась, «Российская газета», 31.07.2007
Игроки, Вера Павлова, TimeOut, 18.04.2007
Без шулерства, Итоги, 9.04.2007
Карточный угар, Ольга Егошина, Новые известия, 3.04.2007
Испытание обыденностью, Юлия Черникова, www.utro.ru, 3.04.2007
Странный человек пришел, Ирина Алпатова, «Культура», 29.03.2007
Робкий генерал желает познакомиться, Александр Воробьев, «Русский курьер», 26.03.2007
Бесхозяйственность, Григорий Заславский, «Независимая газета», 26.03.2007
Алексей Левинский усыновил новую драму, Алла Шендерова, «Коммерсант», 24.03.2007
Странные люди, Евгения Шмелева, «Новые Известия», 21.03.2007
Сюрреализм, Евгения Александрова, IN OUT, 21.03.2007
Что мы за люди?, «Итоги», 19.03.2007
Хоровод русской литературы, Дина Годер, «Время новостей», 16.03.2007
Руку, товарищ, Олег Зинцов, Ведомости, 14.02.2007
Молчаливое свидетельство, Елена Груева, Ваш досуг, 7.04.2006
Молчание принцесс, Итоги, 27.03.2006
Молчи — сойдешь за идиотку, Леонид Гвоздев, Московская правда, 24.03.2006
Офелия гибла и ела, Глеб Ситковский, Газета, 24.03.2006
В одном дворовом королевстве, Александра Машукова, Ведомости, 23.03.2006
Выйти замуж по-королевски, Арина Миронова, Ваш досуг, 10.03.2006
Богоискатель между печкой о шкафом, Елена Дьякова, Новая газета, 20.02.2006
Слушай большую идею, Александр Соколянский, Время новостей, № 25, 14.02.2006
Хокку Юрия Погребничко, Наталья Сажина, № 26 Литературная Россия, 1.07.2005
Русский балаган и его герои., Юлия Большакова, «Банковское дело в Москве», 07.2005
Бессмертная смерть, Наталья Казьмина, Планета Красота, № 7-8, 07.2005
Не в своей палатке., Роман Должанский, Коммерсант, 30.04.2005
Кабуки средней полосы, Олег Зинцов, Ведомости, 28.04.2005
Ждите развязки., Дина Годер, Русский Журнал, 28.04.2005
«Смерть Тарелкина», эпизод II, Алла Верди, Yтро.ru, 25.04.2005
Дядя Ваня-сан, Марина Шимадина, Коммерсант, 23.04.2005
Неживой уголок, Олег Зинцов, «Ведомости», 19.04.2005
Встать, суд идет, Итоги, 12.04.2005
Оборотни в калошах., Ирина Алпатова, «Культура», 7.04.2005
Смерть Тарелкина, Екатерина Рябова, «Афиша», 5.04.2005
Брачные игры на подмостках жизни, Ирина Алпатова, Культура, 19.06.2003
Вокруг и около, Итоги, 28.04.2003
Возвращение из Зазеркалья, Геннадий Демин, Культура, 24.04.2003
По соседству с Алисой, Олег Зинцов, Ведомости, 24.04.2003
Голоса из норы, Александр Соколянский, Время новостей, 22.04.2003
Погребничко в Стране чудес, Алексей Филиппов, Известия, 21.04.2003
Алексей Левинский: Спектакль — это всегда ответ, Павел Подкладов, «Первое сентября», 5.04.2003
«Фокусы Шарлотты», Майя Фолкинштейн, Современная драматургия, 02.2001
Белка со свистком, Марина Давыдова