Честная авантюра в Эрмитаже

Александр Чигров, «Театрон», 1.11.2012
«Слава богу, ни затруднения, ни горести, ни раздумья никогда не отражались на моем аппетите и сне», — этими словами Карло Гольдони в исполнении режиссера Михаила Левитина 26 октября 2012 года на малой сцене театра «Эрмитаж» начался премьерный спектакль «Карло — честный авантюрист» по пьесе Карло Гольдони «Честный авантюрист».

Повествование ведется от лица самого Карло Гольдони (Алексей Шулин), который появляется с портфелем и голой игрушечной куклой, взъерошенная седая прическа которой в точности повторяет прическу Карло. На протяжении всего спектакля голый пупс олицетворяет самого Гольдони, который с ним разговаривает, советуется, спорит, успокаивает и потакает его прихотям. Он показывает, что одна из сторон характера драматурга именно такова — нагота, детскость, эксцентричность и гений, граничащий с сумасшествием.

Автор объявляет, что создал нового персонажа для театра, и сейчас великолепный актер, который так похож на него самого, сыграет в новом спектакле вместе с его «неподражаемой» труппой. «Я назвал его Гульельмо. Послушайте: „Гульельмо… “ Как ручеек!», — говорит Гольдони.

Режиссер не зря вывел самого автора на сцену. Он как бы дает описание жизни Карло Гольдони через его труппу и Гульельмо, показывая, как он жил. Как он учился медицине, потом юриспруденции, был успешным юристом. Но в итоге отказался от всего этого ради театра, хоть это было и непросто. И судя по всему, главной авантюрой Гольдони был не отказ от всего, что пророчили ему, и не простой приход в театр вопреки всему. А именно реформация этого театра, создание нового персонажа, новой постановки и трактовки. Ведь он задумал это еще в свои 16 лет. Он понимал и чувствовал дух времени, знал, чего хочет зритель. А если учесть историческую ситуацию XVIII века, когда буржуазия заявила о своих правах, конкурируя с аристократией, творчество Гольдони как реформатора было на вершине успеха. Он сделал то, чего не смогли другие. Он изменил театр, последовав за своей мечтой, за своим призванием.

Начинается спектакль в спектакле о молодом венецианце Гульельмо (Денис Назаренко), случайно попавшем в Палермо. Он живет четыре месяца на птичьих правах у склонной к нему замужней донны Авроры (Екатерина Тенета), несмотря на то, что ее муж Дон Филиберто (Александр Пожаров) явно против этого, так как гость его разоряет. Главный герой страдает излишней застенчивостью, неврозом, он впадает в судороги от волнения и забывает имена людей, приютивших его. Еле переставляет ноги, медленно говорит, что раздражает окружающих, а после затянувшего монолога еще и зрителей. Но все это не мешает ему жить за чужой счет, принимать благосклонность от замужней дамы, флиртовать с богатой вдовой Донной Ливией (Дарья Белоусова) и считать себя порядочным человеком, давшим слово жениться на бедной девушке Элеоноре (Маина Чижевская). Глядя на все это, приходит простая, но очень интересная мысль. Мы часто ищем себе оправдание в своих не очень благородных поступках. Часто их находим, не встречая осуждения окружающих, ведь они с удовольствием им потакают.

Первое действие кажется немного затянутым из-за долгих монологов и диалогов между героями. И некоторые из зрителей не захотели ждать второго и ушли… В нем же появляются три знатных ухажера Донны Ливии: маркиз д'Озимо (Петр Кудряшов), граф ди-Брано (Сергей Олексяк) и граф Портичи (Станислав Сухарев). Эти герои обладают совершенно разными характерами, которых автор сделал олицетворением пороков своего времени. Но они очень хорошо вписались бы и в нашу с вами современность. Вспыльчивый, но трусоватый маркиз, и графы: один — вечно болеющий ипохондрик, а второй — мистификатор и клеветник. Каждый из них показывает особую границу, до которой человек может дойти, чтобы получить желаемое, угождая своим мелким капризам и псевдоценностям.

Сама же Донна Ливия как палитра красок-качеств, смешанных в одном человеке. Она горда, но в то же время завистлива, одинока и аристократична, однако, может опускаться до склок со своей «подругой» донной Авророй. Ее паж (Алла Черных) — невероятно комичный персонаж спектакля, склонный к мазохизму, олицетворяет мелкие пошлые пороки людей, таящиеся в уголках души.

Много мыслей и размышлений вызвал один из режиссерских ходов. На протяжении всего спектакля, когда герои вспоминали о Венеции — родине Гульельмо, на кулисах появлялось изображение канала и домов, стоящих вдоль него. Герои махали руками, приветствуя город и прощаясь с ним. Но самым интересным было то, что во время всего этого перед ними проходил гондольер с веслом (Александр Ливанов), а после возвращался обратно спиной. И так несколько раз. Зрителю весьма понравилась. А в конце всех удивило то, что гондольер вдруг оказался вице-королем, с соответствующей надписью на весле «Вице-король». Одетый абсолютно так же: в желтую маку и желтую шляпу в черную полоску, подвернутые джинсы, сапоги, и лишь мантия отличает гондольера от вице-короля. Почему режиссер решил сделать именно так? Может для того чтобы показать, что не все так просто в этой жизни? Что путь от короля до гондольера и наоборот не так уж долог? Или то, что око власти в разных обличиях следит за нами постоянно? А может это была его спонтанная находка? В любом случае этот ход был удачным, получив от публики достойное вознаграждение в виде смеха и аплодисментов.

Второй акт прошел более динамично, действие приобрело новый поворот с появлением невесты Гульельмо, которая своим внешним видом вызвала оживление мужской половины зрителей. Она сыграла немаловажную роль в задумке режиссера открыть потаенные плотские желания, двуличие и корысть. С виду наивная и любящая, она все-таки примет деньги от госпожи Ливии и оставит своего «возлюбленного». Но это сыграет на руку всем. И в финале все останутся счастливы. Ведь Гульельмо, помимо всех профессий, которыми обладал на протяжении спектакля (врач, адвокат, писатель, школьный учитель), оказал услугу государству. И в итоге, своя дань была отдана и власти, которая не столько заботилась о проблемах человеческих, сколько о соблюдении закона в пользу государства в целом.

Отдавая должное режиссеру и актерам, отмечу, что комедия получилась жизненной, яркой и наполненной смыслом. Зрителю удалось, и посмеяться, и подумать над вопросами о чести, достоинстве, лжи и таланте.
Я вытек из малого зала «Эрмитажа» со стертыми границами между реальностью и вымыслом… Как после встречи с лукавой итальянской куртизанкой. Которая тебе льстила, была готова на все, тянулась и прикасалась. А ты отвечал ей взаимностью, был опьянен и почти влюблен в нее. Но ни на секунду не покидало тебя чувство, что тебя водят вокруг пальца…


Оригинал статьи



Другие ссылки

Отправляясь на оперетту, вспомни гимн СССР, Любовь Лебедина, Трибуна, 10.09.2015
Безумная власть плодит безумцев, Любовь Лебедина, Трибуна, 28.08.2014
Теневая сторона, Анастасия Павлова, Театрон, 18.10.2013
Вспоминая Виктора Гвоздицкого, ч.1, Екатерина Варченко, Дмитрий Хованский, Специально для сайта, 30.09.2013
Евгений Редько играет две главные роли в премьере театра «Эрмитаж» по пьесе Евгения Шварца «Тень», Марина Тимашева, программа «Закулисье» на радио «Голос России», 26.09.2013
Честная авантюра в Эрмитаже, Александр Чигров, «Театрон», 1.11.2012
«Меня убить хотели эти суки»: рецензия редакции, Алена Данилова, Ваш досуг, 20.01.2011
Unexpected 'Kapnist Round Trip' Is Pure Levitin, Джон Фридман, The Moscow Times, 7.05.2009
Бедная родственница таланта, Наталия Каминская, Культура, 9.10.2008
Достоевский. И немножко нервно, Юлия Позднякова, Культура Сибири, 18.06.2007
«Мои необычные странные личности», Михаил Левитин, Интернет-портал Культура, 25.05.2005
«Зачем эти страдания» и «Давайте жить дружно!», Алена Данилова, Екатерина Варченко, Театральная жизнь, 2000, № 8, Рубрика [Наши дебютанты], С. 37-44, 2000
«Семейство Нонанкуров в „Эрмитаже“», Александр Демидов, «Театральная жизнь» 1986, № 1, 01.1986