Подлинная история здания Московского театра «Эрмитаж», рассказанная им самим

Короткие главы-воспоминания о прожитой, а значит и о будущей жизни
Услышал, записал и прокомментировал Дмитрий Хованский





Глава первая,
из которой читатель узнаёт о первых детских
и пока ещё туманных воспоминаниях 120-летнего театра



Не самое жаркое лето. Дожди. Стоишь без крыши, вода тонкими струйками тебе в нутро каплет, а ты думаешь: что позади оставил? Каких гениев вырастил! Что же дальше будет? Думаешь, а внутри тебя копошатся добросердечные люди, обновляющие стены, цементом укрепляющие немолодые ноги фундамента и строительным раствором затягивающие старые морщины… Самое время предаваться воспоминаниям.

И ведь есть о ком вспомнить! Это у вас, у людей, память короткая. Выберете себе одного какого предка — самого славного — да гордитесь им: портрет на стену и уважение правнуков. А мне как быть? Чей портрет вешать? Станиславского или Немировича-Данченко? Может быть Чехова? Таирова или Коонен? Или Эйзенштейна? Или… А ведь это только первые 20 лет моей жизни. Для вас — гении, а для меня весёлые и буйные, шаркающие и элегантные, ругающиеся и ошибающиеся, всё время куда-то бегущие и очень даже живые. До сих пор. А аплодисменты? У вас внутри кто-нибудь аплодировал каждый вечер много десятилетий подряд? Это непередаваемо…

Мне больше 120 лет. Я говорю «больше», потому что всё случившееся до 1894 года (официального года моего рождения, согласно церковно-приходской книге) — словно в тумане. Отец мой и создатель — театральный предприниматель и меценат Яков Васильевич Щукин [1] рассказывал о перестроенной усадьбе купца Олонцова, произносил неясные в младенчестве, но так ласкавшие слух слова: «Артистический кружок» [2], театр «Ренессанс» [3], кафешантан «Виоль» [4], Театр Мошнина [5]… Это как сказки, которыми вы, люди, радуете своих детей — добрые и волшебные. Только для меня это были не сказки, а самые что ни на есть настоящие предки, жившие точно на том же месте, где вот уже больше века возвышаюсь я.

Но был и другой предок, которого я помню лучше других во многом потому, что оказался больше на него похож. По вашим человеческим меркам, можно сказать, что он мой дядя — маг и волшебник Михаил Валентинович Лентовский [6] и его знаменитый Старый сад «Эрмитаж». Родом они были не из наших мест окрест Каретного ряда, а с Божедомки…. «Голова Фидиева Зевса. Серебряные кудри. Подломленные, согнутые тяжёлыми временами богатырские плечи. Грустная, ироническая улыбка… Красавец. Богатырь. С шапкой чёрных кудрей. Борода надвое…» — это про Михаила Валентиновича. А вот про Сад:

«Вот теплый летний вечер спускался на землю, — и, как сказка, десятками тысяч огней вспыхивал весёлый и шумный „Эрмитаж“.
Сказка была, а не сад.
Я видел всё увеселительное, что есть в мире. Ни в Париже, ни в Лондоне, ни в Нью-Йорке нет такого сказочного увеселительного сада, каким был московский „Эрмитаж“.
Всё переполнено.
Надо развлекать десять, пятнадцать тысяч людей!
В закрытом театре идёт оперетка.
Какая оперетка!
Вельская — красавица в Серполетте. Театр влюблёнными глазами смотрит на неё. Зорина за душу хватает в Жермен своей дрожащей страстью, своим знойным, своим цыганским голосом.
Красавец Давыдов шутя кидает „мазиниевские“ ноты и чарует чудным mezzo-voce. Красавец Чернов как бог хорош, как чёрт блестящ в маркизе Корневиль.
Театр умирает над Завадским, великолепным комиком. Леонидов в нотариусе — это гениальная карикатура, это гомерический хохот. Вальяно в Гаспаре даёт среди этого акт драмы, если не настоящей трагедии…»


Умели смеяться мои предки, знали толк в настоящем веселье. Знал и знаю я, но об этом после…



Комментарии:



[1] Здесь и далее мы — коллектив театра — берём на себя смелость вставлять некоторые уточнения и комментарии к рассказу уважаемого Театра. О каких-то вещах из его детства он помнить не может, о каких-то знает только со слов отца Я. В. Щукина. Иные же сведения оказались ему просто не так интересны. Заручившись его согласием мы решили восполнить некоторые пробелы «Подлинной истории» сами.

Яков Васильевич Щукин (1856-1926) — родом из села Заозерья Ярославской губернии, из бедной крестьянской семьи. В четырнадцатилетнем возрасте его отправили в Николо-Угрежский монастырь на постоянное житье, где он осваивал садоводство и строительное дело, затем он обучался на фельдшерском отделении Московского Военного госпиталя. В Москве он устроился работать буфетчиком в «Эрмитаж» Лентовского на Божедомке, а некоторое время спустя открыл фруктовый буфет и киоски в Зоологическом саду, а также буфет в театре «Парадиз» на Никитской. С 1888 г. Щукин пополнил ряды купцов второй гильдии. В это время у него появляется мечта создать собственный увеселительный сад, что и было осуществлено на Нижегородской ярмарке. Он снял сад на 3 дня, привёз из Москвы парашютиста Гудрона и диковинные эстрадные номера, назначил входную плату в 50 копеек. Первый опыт закончился несколько комично: многие зрители предпочли сэкономить полтинник, и смотрели представление сквозь широкие просветы в заборе. Однако Щукин не отступил от своего желания создать сад, и в 18 июля 1894 г. им был открыт «Эрмитаж».

На месте «Эрмитажа» была свалка, куда свозили мусор со всей округи. Щукин поселился у входа в сад, нанял рабочих и сам стал плотником, водопроводчиком, садовником. За два года были перестроены театр, открытая сцена, размещены тёплые уборные для артистов, усовершенствованы освещение и паровое отопление, возведены эстрады, раковины для оркестров и ресторан с верандой. Перед открытием сада у Щукина был долг в 215  000 руб., и для того, чтобы напечатать афиши, он заложил зимнее пальто.

Цит. по работе С. Рябовой «Увеселительные сады на рубеже XIX–XX веков».
Использованы материалы из работ:
Леднев-Щукин Д. Е. Основание театра и сада «Эрмитаж» // ГЦТМ им. А. Бахрушина. Ф. 543. № 1.
Уварова Е. Д. Как развлекались в российских столицах (конец XIX – начало ХХ века). СПб, 2004.



[2] Артистический кружок — русская общественная художественная организация, объединявшая работников различных видов искусства (литераторов, актёров, музыкантов, художников). Существовала в Москве в 1865–1883 гг. Инициатором создания Артистического кружка была большая группа видных литературно-художественных деятелей во главе с А. Н. Островским, Н. Г. Рубинштейном, В. Ф. Одоевским и другими.

Цит. по изданию: Театральная энциклопедия. Том 1 // Глав. ред. С. С. Мокульский — М. : Советская энциклопедия, 1961.



[3] Театр «Ренессанс» открылся в 1887 году в доме Гинцбурга на Тверской. У истоков дела стояли двое — бывший содержатель хора К. Н. Коднер и бывший трактирщик Н. П. Дмитриев. В разнообразном дивертисменте «Ренессанса» (или как его в шутку называли «Разнессанс») участвовали как отечественные артисты — народные гусляры братья Кудрявцевы, куплетист Н. Н. Богданов, шансонетная певица Шевченко, так и зарубежные — клоуны-гимнасты братья Булле, венский комический квартет братьев Заммель, французская шансонетка Биберти и другие. 

Театр расширялся, становился более известным в Москве и неоднократно переезжал. С 1889 по 1891 годы театр арендует здание Театра Мошнина в Каретном ряду (архитектор М. Н. Чичагов). Обширная территория находилась в запустении, помещение театра было удобным и просторным, с высокими залами, но тоже требовало ремонта после предыдущих арендаторов — любительских театральных трупп. Здание театра подновили, боковая часть нижнего этажа, примыкающего к театру, отводилась под зимний сад с гротами, фонтанами, аквариумом и тропическими растениями. Теперь публика, посещающая театр могла гулять в зимнем саду, слушать музыку и быть совершенно изолированной от той, которая находилась в танцевальных залах и буфете.

К водворению «Ренессанса» в доме Мошнина даже пресса отнеслась благосклонно. Выбирая между «вертепом любительским» и «вертепом кафешантанным», газета «Театр и жизнь» отдаёт предпочтение последнему: «При всей несимпатичности вообще характера наших кафешантанов нельзя не отдать всё-таки предпочтение водворению „Ренессанса“ в Мошнинском театре перед любительскими спектаклями».

Цит. по книге Е. А. Сариевой Развлечения в старой Москве. Очерки истории (60–80 годы XIX века). — М. : Государственный институт искусствознания, 2013.
Использован материал из журнала «Театр и жизнь», 1889, № 336, С. 2



[4] Кафешантан «Виоль» располагался в доме Мошнина с 1892 по 1894 годы (после того как дом покинул кафешантан «Ренессанс», театр год снимала труппа провинциального актёра Линтварёва). Голландец звукоподражатель А. Л. Виоль, сын клоуна Луи Виоля, прибывшего в Россию в 1845 году, выступал с успехом в паре со своим учеником 13-летним Пачифико Авеньоли в цирках Гверры, Лежара, Императорской театральной дирекции, держал собственные балаганы и цирки.

Цит. по книге Е. А. Сариевой Развлечения в старой Москве. Очерки истории (60–80 годы XIX века). — М. : Государственный институт искусствознания, 2013.
Подробнее смотри книгу Ю. А. Дмитриева «Цирк в России», М. , 1977



[5] Театр Мошнина. Театральное здание в Каретном ряду, без конца сдававшееся в аренду. Его владелец — Константин Владимирович Мошнин — окончил ИМТУ в 1882 г., инженер-механик, с 1886 по 1894 годы приватный преподаватель математики и механики в Александровском военном училище.

Как было сказано об этом здании в фельетоне «Среди милых москвичей» («Будильник», 1884, № 41, стр. 492), «этот театр, как известно, летом сдавался под прачечную или кузницу, а зимою в нём за весьма умеренную арендную плату ломали драму любители».

[6] Михаил Валентинович Лентовский (1843–1906) — русский антрепренёр, актёр, театральный деятель, ученик М. С. Щепкина. Красивая внешность и голос, сценический темперамент, врождённая музыкальность обеспечили Лентовскому успех в опереточных ролях. Он работал в Москве, в Малом театре, а также в различных театрах страны (в Казани, Пензе, Нижнем Новгороде). Его кипучая деятельность особенно ярко проявилась в антрепренёрской и организаторской деятельности. В 1878 году он организовал в летнем саду «Эрмитаж» театр оперетты, привлёк в этот театр лучших актёров, создал большой оркестр, хор, балет, пригласил декоратора парижского театра «Гранд-Опера» — Левато. «Энергией этого исключительного человека было создано летнее театральное предприятие, невиданное нигде в мире по разнообразию, богатству и широте» (К. С. станиславский, Собрание сочинений, Т. 1, 1954).

Цит. по изданию: Театральная энциклопедия. Том 3 // Глав. ред. П. А. Марков — М. : Советская энциклопедия, 1964.
Далее уважаемый Театр цитирует отрывки из книги «Театральная критика Власа Дорошевича». Мн. : Харвест, 2004.